Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Category:

Кровавые традиции

Оригинал взят у masterok в Кровавые традиции


Нынешним летом на Фарерских островах было забито около 250 гринд (чёрных дельфинов). По сообщениям журналистов, только два активиста пытались помешать промыслу.

Защитники прав животных критикуют промысел как жестокий и не являющийся необходимым, в то время как китобои утверждают, что большинство журналистов демонстрируют недостаток знаний о методах ловли и экономической важности промысла. Фарерские мужчины часто говорят, что участие в китобойном промысле позволяет им чувствовать себя фарерцами.

Давайте узнаем про это подробнее …





Ежегодно жители Фарерских островов ловят и убивают китов и гриндов (черных дельфинов) во время традиционной охоты, известной как «Grindadrap». Море в районе Фарерских островов становится таким же кровавым и жутким, как и сам жестокий обряд.


Утверждается, что китобойный промысел на Фарерских островах ведётся примерно с 10 века. Он имеет жизненно важное и культурное значение для жителей островов.


Большую часть традиционного рациона фарерцев составляет мясо. Из-за жёсткого климата на островах практически невозможно выращивать овощи и зерновые. В течение веков гринды составляли важный источник пищи и витаминов для изолированного населения североатлантического архипелага.





Фарерские мужчины часто говорят, что участие в китобойном промысле позволяет им чувствовать себя настоящими фарерцами. Несмотря на критику, поступающую со стороны групп по защите прав животных и Международной китобойной комиссии, население Фарерских островов продолжает истреблять тысячи китов год за годом.


Каждый год на Фарерах забивают около 1000 гринд. Несмотря на это, количество дельфинов не сокращается: поголовье восстанавливается каждый год и каких-либо данных о нарушениях экологического равновесия в этом районе Атлантики нет.





Ловля гринд — некоммерческое мероприятие, организуемое общинами; участвовать в ней может любой. Во время ловли китобои окружают гринд лодками, располагая их широким полукругом, а затем лодки медленно загоняют гринд в бухту или на дно фьорда.


Толпа охотников загоняет китов и дельфинов  в бухту, а затем перебивает их позвоночники, оставив животных медленно истекать кровью. По данным PETA (People for the Ethical Treatment of Animals),некоторые киты бьются в агонии на протяжении нескольких часов. «Киты и дельфины очень умные существа, и они способны чувствовать боль и страх, точно так же, как и мы. Они вынуждены смотреть, как их сородичи умирают в красной от крови воде, в ожидании собственной гибели».




Вот что говорят местные жители про это:



«Несмотря на то, что это жестокое и кровавое занятие, в нем есть какая-то красота. Эта традиция является примером социалистической культуры фарерцев во всей ее расе».


«Банкиры и рыбаки работают вместе, тянут одну и ту же леску, чтобы достать кита, хотя знают, что получат лишь часть его мяса и жира».


">
«Увидеть старого друга семьи с каплями китовьей крови на лице и своих друзей, вытаскивающих гринду из воды, где они стоят по пояс в крови – в этом есть что-то сюрреалистическое».


«Проблема в том, что это невероятно спорное занятие. Фарерцы яростно защищают его, как часть своей традиции и наследия, а иностранцы пытаются сделать все, чтобы его запретить».

















Вот что пишут очевидцы:


Убийство китов — национальная забава


Для того чтобы чувствовать себя мужчинами и добытчиками, фарерцы устраивали массовый забой китов. Участие в этом принимало все население. Мужчины ловят, а женщины и дети смотрят и поддерживают.


К сожалению, эта жестокая традиция сохранилась и по сей день. Но теперь добыча китов стала на островах чем-то вроде национального праздника. Не ради еды, а ради крови, жажды наживы и удовлетворения своих варварских инстинктов.


Охотятся тут на гринд или, как их еще называют, — черных дельфинов. Гринды плавают стаей, которая слепо следует за вожаком. Стоит только заманить его одного, как все остальные последуют за ним на верную смерть. Китов загоняют на мелководье в специальных бухтах. Окружают лодками и гонят к берегу камнями, палками, гарпунами.


Первый раз я узнала про этот «праздник» вскоре после приезда на Фареры. Как-то пришла забирать своих детей из детского сада и увидела возбужденные лица воспитателей. На них было написано счастье и удовлетворение. Возбужденно жестикулируя, они рассказывали, что сегодня ходили смотреть, как забивают дельфинов и водили туда всех детей. Им все очень понравилось, а дети пребывают в полнейшем восторге.


После этого дети в садике всю неделю рисовали рисунки о том, как забивают дельфинов, как их вытаскивают, убивают, и лужи крови. Чем страшнее картинка, тем на более почетном месте на стене она находилась. Выставка детских работ висела долго и устрашала всем своим видом.

Мои же дети получили глубокий психологический стресс. Они в один день повзрослели и поняли, что смерть существует и ходит рядом в виде фарерца с гарпуном и копьем.


Никто не спрашивал разрешения, можно ли вести детей смотреть на этот ужас. Их просто отвели — потому что это круто. Потому что многие фарерцы искренне считают, что забой китов — это одно из самых прекрасных зрелищ. И в дальнейшем детей не раз водили на эту бойню, хотя были предупреждены, что их туда водить нельзя. Но воспитатели все забывали в момент возбуждения от предстоящего действа.











А вот такая точка зрения. Глазами очевидца …


Я не знаю более варварского зрелища, которое происходит с одобрения правительства и с участием практически всех людей от мала до велика. Это настоящий ужас.


Как только к острову приближается стая китов, фарерцы бросают все дела и бегут на промысел. Народ узнает по радио, по мобильным телефонам и просто друг от друга — сегодня бьют китов.

Бегут со всех ног, только бы успеть, только бы не опоздать. Бегут с безумными глазами. Бегут все, даже беременные женщины и молодые мамы, которые хватают своих детей, сажают в коляски и тоже спешат на берег. Другие дети болтаются под ногами, их сбивают, сейчас не до детей — китов бьют. Туда приводят детские сады и школы, чтобы все участвовали в процессе и смотрели на кровавое месиво. На то, как убивают невинных животных.


Буквально пару часов назад добрые и милые фарерцы становятся дикими животными. Они следят, чтобы киты не смогли уйти с мелководья. С дикими лицами кидают в них камни, бьют их копьями и сбивают в хаотичную массу. Раненые животные становятся безумными и мечутся в поиске свободы. Люди кидаются к ним с берега и добивают прямо в воде. В еще живых китов втыкают крюки, палки и тащат на берег, где им перерезают горло.


Женщины и дети поддерживают мужчин, бегают по лужам крови. Все вокруг в крови. Кровавое море — совершенно красного цвета. Весь берег залит кровью невинных жертв фарерской жестокости. Лица, руки, одежда людей — все в крови. Удовлетворение на лицах, улыбки, радость, наслаждение, кайф — вся эта гамма чувств читается на всех лицах.


Жажда крови плюс жажда халявы. После того как все киты мертвы, прямо на берегу начинается разделка добычи. Дети очень часто участвуют в процессе. Им разрешают возиться с кишками и внутренностями. Магазины на Фарерах завалены различными видами мяса, но мясо китов там не продается. Потому что оно раздается на этой бойне бесплатно. На специальном сайте заранее создаются списки желающих. Зачем ходить в магазин и платить деньги, когда мясо можно получить и так да еще удовлетворить свои варварские инстинкты.


На данный момент никакой необходимости в забое китов нет. Фарерцы не умирают с голоду. Поставка продуктов на острова налажена хорошо, но, как объясняют сами фарерцы, это их спорт. Да, именно так, с гордостью и одобрением они называют этот кошмар.


Фотографии убийства китов размещаются в газетах, в рекламных проспектах для туристов, посвящая этому целые развороты и публикуя наиболее ужасающие сцены. Про убийство китов снимают видеофильмы и потом с наслаждением их смотрят долгими зимними вечерами, поедая заодно китовое мясо и сало. Сожаления нет, только восторг от того, что скоро все повторится.







Ну и о «кровавых языческих традициях» из исторических источников — вот что пишут люди видевшие это своими глазами: «2 июля вдруг раздался громкий крик: «Гринда!». Этот крик обозначал, что с одной из рыбачьих лодок заметили невдалеке от берегов стадо гринд. Весь городок Торнсгафен моментально пришел в сильнейшее волнение. У всех на устах только и было: «гринда», и все бегали, возбужденные надеждой скоро получить большую добычу. Люди носились по улицам, точно у ворот города был враг. Большинство кинулось к лодкам, вооружившись огромными «китовыми» ножами. Жены поспешно догоняли своих мужей, стараясь дать им с собой кусок сушеного мяса в запас. На бегавших в возбуждении детей никто не обращал внимания: в суматохе кое-кого из них сбили с ног бегущие взрослые. Один рыбак от поспешности даже свалился в море. В несколько минут было готово к отплытию 11 восьмивесельных лодок; рыбаки, сбросив одежды, гребли так усердно, что лодки стрелой летели по морю. Мы присоединились к старшине, лодка которого была уже готова, но который вместе с нами зашел на городское укрепление, чтобы посмотреть, где находятся киты. В подзорную трубу увидели мы две лодки, следовавшие за стадом китов. В ближайшей деревне взвился столб дыма, такой же показался в другой, потом на соседней горе и на других возвышенных местах. Кроме того, были посланы гонцы в соседние селения, и вскоре весь фиорд был покрыт лодками. Плывя вместе со старшиной, мы быстро догнали других охотников. Тут-то мы и увидели стадо, окруженное рядом лодок. Их не менее 30 стояло полукругом на расстоянии 100 шагов друг от друга, а между ними находилось стадо, которое медленно гнали по направлению к гавани. Многие киты были видны на поверхности воды. То показывалась голова, выпуская фонтан, то мелькал высокий спинной плавник, а иногда выныривала вся передняя часть тела. Когда киты пробовали пробраться между лодками, то в них кидали камни и куски свинца, прикрепленные к длинным веревкам. Если же киты начинали быстро плыть вперед, за ними гнались изо всех сил, стараясь не упустить из вида. Старшина наблюдал за порядком, подплывая к тем лодкам, которые заходили слишком далеко вперед или как-нибудь нарушали порядок. Киты были уже близко от входа в гавань, и мы тогда вышли на берег и вернулись в город. Отсюда можно было с удобством наблюдать интересное зрелище убоя китов.


Чем ближе киты подплывали к берегу, тем беспокойнее становились они. Теперь они сбились в тесную кучу и уже перестали пугаться бросания камней и тому подобного шума. Лодки сдвигались все теснее около животных, киты плыли все медленнее. Когда они доплыли до самого узкого места гавани, имевшего не больше 250 шагов в ширину, то, как стадо овец, внезапно бросились обратно. Это был критический момент. На лицах горожан выразились и беспокойство, и страх, и надежда, и забота, и злоба. Поднялся страшный крик. Все лодки помчались прямо на стадо, и тех китов, которые не могли опрокинуть лодку хвостом, люди стали колоть острогами. Раненые животные метались с ужасной быстротой, и все стадо пришло в величайшее возбуждение.



Тогда мы увидели настоящую битву. Все лодки поспешили к китам и, не считаясь с их движениями, рыбаки начали колоть направо и налево. Люди с берега кидались в воду, входили в нее по плечи, подбегая к раненым животным, и втыкали им в тело или в ноздри железные крючья, привязанные к веревкам. После этого три-четыре человека, взявшись за веревки, тянули кита к берегу и тут перерезали ему горло до самого хребта. Умирающие животные били по воде широкими хвостами, и светлая вода гавани стала принимать красный оттенок от крови, а киты выпускали из дыхал кровавые фонтаны. Эта работа так возбудила островитян, что они потеряли всякое соображение и метались, как безумные. На ничтожном пространстве теснилось 30 лодок, около 300 человек и 80 отчасти еще живых китов. Стоял страшный шум и гам. Одежда, лица и руки этих добродушных северян были вымазаны кровью, как у каких-нибудь людоедов Полинезии. Во время этой бойни нельзя было прочесть на лицах ни малейшего выражения чувства жалости. Только когда одного человека кит ушиб ударом хвоста, а одну лодку разбил в щепы, люди несколько опомнились и стали действовать осторожнее. Из 80 китов не спасся ни один: все лежали на берегу мертвыми».



«Ловля окончилась благополучно, хотя на нее смотрели с берега пастор и несколько беременных женщин. Здесь существует поверье, что киты обратятся в бегство, как только заметят пастора, поэтому его всегда в подобных случаях просят спрятаться за лодки. То же относится и к беременным женщинам, которых киты якобы совершенно не переносят. Во время подобных охот часто выпускают одного из китов на свободу думая, что он приведет к этим местам новое стадо.»


«Жизнь животных», Альфред Эдмунд Брэм, 1930 г.















Еще сведения из первых рук:


Хочется упомянуть о том, что это не единственное убийство, к которому на Фарерах привлекают детей. На островах очень распространено овцеводство, и забой овец является семейным праздником, в котором также участвуют все члены семьи. На глазах детей овцу режут и разделывают, а дети затем возятся в кишках с улыбкой на лице. Снимают видео- и фотографии процесса. Долгое время на Фарерах была очень популярна книга с подробным фотоотчетом об этом. Бывает, что и в садиках устраивают подобное. Наверное, чтобы те дети, родители которых не имеют овец, не чувствовали себя обделенными. Привозят в садик овцу или какое-то морское животное и разделывают их вместе с детьми. Детям раздают трофеи — кишки и прочее. Как-то на набережной моряки устроили небольшой открытый аквариум. В контейнерах с налитой водой плавали разные морские животные — крабы, морские звезды, рыбы, осьминоги и прочие. Их можно было доставать и трогать. Некоторые дети с интересом наблюдали за животными, а другие просто брали их и отрывали конечности, радуясь, как они корчатся и пытаются убежать. Родители с одобрением и улыбками смотрели на своих детей, не делая им никаких замечаний и полностью поддерживая эти пытки. Мои дети в ужасе прижимались ко мне и спрашивали: «Мама, неужели так можно?» Почему родители не говорят детям, что нельзя мучить животных?» Что можно им было ответить на это?



FAROE ISLANDS/










[источники]
источники





http://nita.spox.ru


http://www.delphinidae.ru





Вот еще некоторые интересные традиции народов мира: некоторые хотят Стрелять себе под ноги, другие устраивают Бег быков. А вот тут вы можете наблюдать Самый жестокий спорт в мире и Фестиваль поедания собак в Юлин. А ведь бывают еще Агхори: святые каннибалы или религиозные трупоеды и те, кто поклоняются «королю сказочной Америки»

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=74591
Tags: жестокость, китообразные
Subscribe
promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments