Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Categories:

И вновь про Лукашенко

520dcb203bbfb_image1
Оригинал взят у _socialist в И вновь про Лукашенко

11 октября состоялась очередная пресс-конференция АЛ для российских региональных средств массовой информации… Как всегда было затронуто множество интереснейших вопросов… Огромный объем…чуть ли не 6 часов… Об одном калийном вопросе и деле Уралкалия, к примеру, не один десяток минут говорилось…. Все не передашь. Я тут собрал лишь самые интересные и наиболее яркие и важные (хотя, все там было важно) выдержки. А кому интересно прочитать весь многочасовый объем, см. ссылку в самом конце.
___________________________________________

Вы знаете, за последние, по-моему, пять лет из России к нам на постоянное место жительства, мы смогли представить это постоянное место жительства, мы не имеем право препятствовать, как вы, так и мы, потому что у нас есть соответствующие соглашения, переселилось больше 35 тысяч человек. Около 9 тысяч белорусов за это время получили вид на жительство в России. Эти цифры тоже красноречиво об этом говорят.
Самая большая проблема, я это не скрываю сегодня, у нас даже не деньги, хотя с ними всегда есть проблема в этой неразберихе, в этой так называемой рыночной экономике и так далее, не деньги. Люди. У нас, на нашу территорию, казалось бы, небольшая Беларусь, но мы говорим ”небольшая“, потому что рядом гигант – Россия. Мы – нормальная среднеевропейская страна, но у нас на эту площадь не хватает как минимум столько людей, сколько у нас сегодня живет. Нам надо не 10 миллионов человек, нам надо 20. И мы сможем их запросто прокормить. Вы только вдумайтесь: у нас больше 80 процентов, по-моему, сельхозпродукции экспортируется. Да?
______________________________________________






О борьбе с уголовным беспределом

Ну, еще один пример, который вам обещал привести. Время уже прошло, дело, так сказать, ушло, я уже могу об этом говорить и где-то об этом уже говорил. Когда я стал Президентом (Союз только развалился, самая страшная была беда, а мы – страна транзитная, мы должны обеспечить безопасность, мы на этом что-то зарабатываем, и наша главная магистраль Брест – Москва, и туда, на Берлин, из Москвы на ”Транссиб“ идет, основная артерия эта Олимпийская трасса в свое время была построена), у нас я столкнулся в первый раз, будучи еще ”сопливым“ мальчонкой-Президентом, с этим бандитизмом. Мне приходят и докладывают: там остановили машину и кого-то убили, а автомобиль забрали. Тогда же не столько было ”Мерседесов“ в России да и у нас, как сейчас, это была редкость, и бандиты сразу же глаз положили на эти автомобили и на хозяев, которые перемещались. Вот они видят: ”Мерседес“ едет какой-то или ”Ауди“, они останавливают, под видом милиции или еще чего-то. Если сопротивляешься – могут убить или искалечить. Автомобиль забирают, и всё, что в нем, забирают и так далее.
Я вынужден был принять радикальное решение. Собрали несколько групп, машин-то мало было таких, взяли крутые автомобили взяли и устроили ловушки на этой трассе – от вашей границы до Бреста. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы таких уничтожили. Четвертой не было. И до сих пор тихо и спокойно.
Может, это слишком, но я не находил другого метода ответить на этот разбой, как дать в морду. В сортире не мочили, но в морду дали.
Вот еще один пример. Но все поняли.
Поймите, бандит понимает только тогда, когда ты с ним разговариваешь на его языке. Но при этом, ни в коем случае не надо зарываться. Если справедливо – поймут. Если нет – будет еще больший криминал, чем тот, который ты хочешь искоренить.


О ЗДРАВООХРАНЕНИИ

Мы не бросали людей в этот рыночный омут. Помните, как это было у нас, со времен Гайдара у вас, и так далее? Вот давай рынок, и все. Мы это делали постепенно. И мы даже до половины сегодня не дошли того, что есть у вас. И я считаю, что нельзя так с людьми поступать. Надо все делать аккуратно. Да, можно сегодня раздать людям энное количество денег и всех перевести на платную медицину. Ну и скажите, где эти деньги окажутся? Ну,
20 процентов – пропили, 10 – потеряли, 30 – прогуляли, еще что-то, а завтра заболели, и что, я их под забор брошу?! Как в Америке будут валяться под забором?! Нет! Ведь мы славяне, мы православные люди, у нас совершенно иная политика, у нас подходы, у нас нутро, душа, совершенно другая, мы этого не сможем сделать. Почему я должен эту политику осваивать за один год…
Поэтому у нас в основном, в подавляющем большинстве, за исключением, я не знаю чего, ну, кроме зубопротезирования или еще чего-то, у нас государство отвечает за человека в сфере здравоохранения. И мы полностью в этом году и в следующем закончим модернизацию здравоохранения. Вот туда мы ввалили не один миллиард долларов.

О давлении на творцов в СССР

Ну, вы, может, меньше знаете это, а я знаю хорошо, что не все было плохо. Хотя у меня, как у ваших некоторых ”правдоискателей“, сейчас модно на телевидении, особенно в России, в Беларуси-то я как-то контролировал это, да и у нас руководители каналов порядочные люди, у нас такого нет, знаете, выходит некий творческий человек и говорит: ”Ах вы знаете, ах вы знаете, меня так давили, так давили…“ Ну, возьмем Эльдара Рязанова к примеру. Ну и он иногда это допускал. А я сижу и думаю: ”Слушай, так тебя давили, а ты самый светило здесь“. Или Высоцкого – так травили, так давили, дальше некуда. А его знал весь мир. Наверное, не очень давили? Ну есть такое. Особенно у вас до сих пор это слышу: ”Ах, вот вопреки тому, что меня… я такая была, или такой, великий, меня тормозили, давили, не давали проходу никуда, но я пробилась, я вот такая…“ Понимаете, это просто смешно слушать…


О ЧАСТНОМ и ГОСУДАРСТВЕННОМ

Поэтому я бы не торопился опять же вычеркивать из нашей жизни все то, что государственное. Но мы не против частного. У нас политика одна – быть частному. Я знаю, что такое частное – ты болеешь душой. Но если ты его создал, если тебе не через махинации достались эти акции… Вот вчера или позавчера, вы, наверное, все обратили внимание: 35 – 40 процентов богатств России – у 110 человек. Гигантская страна – 110 человек! Кто они? Тогда им было 25 – 27, сейчас под 35 – 40 лет. Они что, за эти 10 лет миллиарды заработали? Невозможно. Невозможно физически это. Невозможно! Даже в карты не выиграешь. Вот в чем вопрос.

Поэтому, если это частное создано собственным трудом, за свои деньги, или кредиты ты где-то брал, и, как эти, вот вы были в агроусадьбе какой-то – Обухово? – у нас, я говорю, много этих агроусадеб. У нас ”Агропромбанк“, это я попросил в свое время его, чтобы курировал это. У нас есть даже альбом, специально издан по агроусадьбам, может, вам показывали его, и так далее, вот они сами это создали, или им помогло чуть-чуть государство, и кредиты их. Конечно, они за это дрожат, трясутся за это. Но не это даже главное, а главное то, что этот человек по жизни, как у нас раньше говорили, ”вот это кулак…“, вот он по жизни хозяин. Вот таких людей – чего против них быть. Но есть обязательства. И самое святое – налог. Он небольшой у них, у других побольше. Налог – 13 процентов (мы за вами побежали… думаю, что, наверное, немножко допустили ошибку, но не важно) – ты его должен заплатить. Смерти подобно, если ты его не заплатил. Тут у нас не такое законодательство, как в Америке, но очень серьезно к этому относимся.

Поэтому пусть будет и государственная, пусть будет и частная собственность, пусть работает и акционерное какое-то общество с долей государства и долей частника.


ОБ ОБРАЗОВАНИИ

С высшим образованием… у нас практически нет такого, чтобы с высшим образованием человек был не задействован. У нас не так просто получить высшее образование. Это тогда было, когда было 50 частных вузов в каждом сарае, там клепали этих студентов и выписывали дипломы на коленях, и отправляли. А у нас, чтобы образование получить, это надо понапрягаться. Требования серьезные. Школа немножко подразбосячилась, это я признаю. Вот бывший Министр образования, ныне Первый замглавы Администрации Президента, это на нем висит, и мы сейчас начинаем и там поджимать. Не тот учитель стал, не тот ученик стал… Хотя, конечно, грех уж слишком обижаться, но не та школа. Я в школе начинал учителем, поэтому мне близки эти проблемы. И я не хочу, чтобы у нас была плохая школа. Там всë закладывается, в школе. И мы потихоньку, потихоньку начинаем поджимать. Хотя учителям мы сейчас и ставку повысили – с 18 часов до 20-ти. Тяжелая была проблема эта, но, тем не менее. Сэкономленные деньги отдали в школу, мы не забрали в бюджет, но учителя всë равно обижаются, что зарплата невысокая. И я с ними согласен. Поэтому я поручил, у меня и Глава Администрации занимает бойкую позицию по отношению к бюджетникам в целом, и прежде всего учителя и работники детских садов – воспитатели, нянечки. Это ж тяжелейший труд, это катастрофа, это самый тяжелый труд – в детском саду. 25 детей или 20 детей – один воспитатель и одна нянечка. И каждому удели внимание и так далее. А подрастают, их же надо еще и к школе подготовить. И они у нас оказались обиженными… И учителя у нас не очень богатыми.
Есть проблема, которую мы в ближайшее время вынуждены просто решить, как бы тяжело нам не было.


О СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

Если бы сохранился Советский Союз, у нас вообще не было бы Президентства в Республике. Но это ничто по сравнению с развалом Советского Союза.
Кто-то сказал, что я уже ”древний Президент“. Правильно сказал, 20 лет, здесь было уже отмечено, я работаю в этой должности. Я видел всё, я постоянно сравниваю: так было, сейчас и прочее. И за что не возьмись, везде ответ один – ”не хватает Советского Союза“. Если бы была эта страна и ею нормально управляли. Я уже как управленец, извините, высокого уровня, понимаю, в чем причина распада Советского Союза. Знаете, самое главное в чем, этим отчасти и в России страдают – вы не умеете ценить людей. Если человеку плохо, у него нет хлеба, стиральных порошков, за которыми мы с вами, кто постарше, стояли в очереди, а некоторые из заднего угла заходили и выносили что хотели (начальники, сотрудники ЦК, обкомов и так далее)… Кругом была несправедливость и перекосы. Более того, ведь в экономике, по большому счету, создавая хорошее и гигантское, забыли о простых людях. Этим не занимались. Ну что, Советскому Союзу проблема была построить две мощнейшие фабрики по производству суперсовременных порошков? Такой рынок… Пришли бы любые западники, вложили деньги и построили, и стирайте… И проблему бы сняли.
Я помню, какая была вспышка… Что надо было ЦК Партии повышать тогда зарплаты, в пику обездоленным людям? Можно же было потерпеть. Нет, в два раза повысили зарплаты. Мелочь, казалось – их меньше было, чем сейчас в России, чиновников, но, тем не менее, это плохо было. Впрочем, бездумно делали и не уважали людей.
Надо ценить людей. И тогда люди к власти будут… будут бурчать, будут чем-то недовольны, но внутри всё равно люди нормальные, они будут понимать, что не сегодня, так завтра будет.
Это главная причина. Я не говорю о том, что на нас давили, распада этого ждали и так далее. Ну разве же это нормально, в Беловежской пуще, я же знаю детально, собрались втроем… В нарушение Конституции! За это надо было сразу огородить, я предлагал тогда: ”Слушайте, не надо против них воевать, там все любят выпить. Давайте им туда отвезем, пускай кормятся, пьют. И колючей проволокой“. Это надо было одна команда из Москвы сюда, чтобы КГБ Беларуси осуществил эту операцию. Два часа – все были за забором. Хорошо, кормим – немного ж людей, выдержала б страна – выпивают там и в бане парятся. Вот приедете в следующий раз, мы вас завезем в Вискули и покажем эту резиденцию, где это всë происходило. Это же надо, собрались, всë это обрушили. И ни у кого не было силы воли приостановить это. И вот куда бы я сейчас, где бы я ни бывал, везде один ответ: ”Нет союза. Нет альтернативы. Мир стал однополярен“. Вы посмотрите, до чего договорились: исключительная нация… Это уже попахивает, знаете, серединой прошлого века! Я недавно об этом сказал, к чему приводит исключительность нации, и, сколько, 50 миллионов человек мы угробили с этой исключительностью! Если бы был Советский Союз не полыхал бы Ближний Восток, ”арабская дуга“, и войны бы в Ливии не было, не переговоры бы там вели, а там бы стояли наши авианосцы и другие вооруженные корабли, и никому бы в голову не влезло воевать. А сейчас – альтернативы нет.
Поэтому, как я могу не переживать, не жалеть, сравнивая то, что было и зная (я еще лектором международником тогда был, в советские времена, поэтому мне информация была доступна, я вынужден был этим заниматься очень серьезно, я по многим вещам был информирован в те времена). И сравниваю сейчас. Вижу вот эти подводные все течения, то, чего даже вы, журналисты, не видите.
Не всë у нас было плохо. И я даже вижу всë больше и больше молодежи, которая всë больше и больше говорит о том, что ”а вот у нас в той стране было вот так“.
Поэтому да, ностальгия большая, как у многих сидящих за этим столом, кто жил в Советском Союзе, кто знал, что такое Советский Союз. Ну, время надо. Еще пройдет немного времени и, наверное, мы окончательно дадим оценку всем этим процессам.


О НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ

Вы знаете, у нас действительно нет специального ведомства, которое бы занималось каким-то разводками на национальной почве. У нас нет этого ведомства. Национальный вопрос, он у нас, как Вы его изложили, он вообще отсутствует. Нас Господь миловал. Мы всегда, и я в том числе, начиная любые переговоры, с кем бы то ни было, я это выставляю, как величайшее достижение, я всегда говорю, что Республика Беларусь – это страна, где нет межконфессиональных и межнациональных споров и распрей. Это величайшее наше достижение! Я не помню случая, чтобы кто-то с кем-то дрался.
Я как-то вам сказал, но, наверное, не договорил: на рынках в свое время, у вас были проблемы, кавказцы, еще кто-то, у нас тоже была какая-то проблема, что с Кавказа люди (то ли из Азербайджана они, то ли из Чечни? я не знаю, откуда), возникла проблема, говорят: ”Обижают людей“. Не то что драки какие-то, разборки, нет, а плохо себя ведут. Люди кавказской национальности (у нас, правда, так не говорят, но я ваш термин использую) плохо себя ведут. Я думаю: для меня это странно. Как я решил этот вопрос? В свое время в Службе Безопасности (я приводил где-то этот пример, может, кто-то из вас слышал) у меня служил парень из Чечни (это как раз период, когда началась чеченская война). Здоровый мужик, в два раза больше меня, вот таких два кулака. Такой… запомнился. И началась чеченская война, он пришел к начальнику Службы Безопасности. У меня маленькая служба, мне сразу доложили: ”Он хочет уволиться“. Я говорю: ”Ну, хорошо (а хорошо служил, вообще чеченцы – служаки неплохие). А в чем дело? Хороший же человек. Пригласите“. Я не помню уже, как его зовут, я по имени и задаю вопрос: ”…а почему ты увольняешься?“ Он говорит: ”Александр Григорьевич, знаете, вы будете иметь столько проблем от того, что, а я уже видный человек, в Вашей службе. Вас начнут упрекать. Лучше я уйду. В любой момент Вы меня позовите – я приду и Вам добро сделаю“. И так далее. Меня это поразило. Я говорю: ”Да нет, я не настаиваю. Никто меня в этом не упрекнет. И потом, ты же бандитом не будешь“. – ”Ну нет, вот поверьте, так лучше“. Ну, думаю: раз решил, ладно. Ушел. И вот когда на рынке возникла ситуация, я говорю: ”Слушайте, найдите мне этого парня“. Он говорил: ”Буду работать у вас где-то, так, чтобы меня никто не видел и не слышал“. Они мне нашли его и приводят. Я говорю: ”Вот ты мне обещал помочь. Я не хочу принимать карательных мер, ведь ты же меня знаешь, я могу за сутки махнуть так, что никого не останется. Разберись, пожалуйста. Там, – говорю, – на чеченцев жалуются и на этих“. – ”Будет сделано, Александр Григорьевич. Подождите неделю“. С тех пор я ни одной жалобы не слышу. Но мне потом сказали, что он по своим каналам разобрался так, что они стали самыми вежливыми, и знали, где они находятся. Ну, я позже спросил: ”А что он им там говорил?“ Он пришел и говорит: ”Вы знаете Президента, знаете, меня тоже знаете, я его человек, но, – говорит, – если Президент махнет, то не только шапок, а ни у кого головы не останется. Поняли?“ – ”Поняли“. – ”Работайте честно“. Вот у него было общение. Я использовал его один раз, когда поступила жалоба, что там кто-то плохо обслуживает. Это, может даже, и не чеченцы были. В основном у нас из Азербайджана люди работают. Может, по-хамски и сейчас где-то кто-то ведет, но это не через край, это не через край.
И мы никогда… мы пытаемся спокойно разобраться в этом. Ну в чем виноват еврей, который у нас работает нормально, что этот Концельсон загубил нашу ”Коммунарку“?! Он вообще американский еврей, не белорусский. Поэтому, конечно, можно было создать ажиотаж против евреев и так далее, но этого нельзя, надо помнить, что будет потом. И потом, у нас огромное количество этих людей, которые работают честно, иностранных тех же евреев, украинцев. Ну, украинцы в ЕС, можно тоже не пустить. Вот у нас проблема в Брестской области – медсестры (я помню, лет пять назад говорили: закрыть границу, чтобы врачи и медсестры к нам в Брестскую область не ехали работать). У них работы не было там, медсестры и врачи. Я говорю Министру: ”Можем мы выдержать этот вал?“ А Министр была украинка сама, предлагала, говорит: ”Ну не можем, надо закрываться“. Я говорю: ”Нет, не будем“. Всë рассосалось, разошлось. Кто переехал работать, кто на пенсию ушел и так далее.
Не надо их, эти проблемы, во имя политических каких-то целей обострять на столько, чтобы порождать конфликт.
Если хотите, вот так я ответил бы.


Еще раз повторюсь: мой пиар только в одном дай Бог, чтобы наши люди в России знали о нашей жизни, о наших проблемах, о наших трудностях. Знаете для чего? Для того, чтобы в сложный момент, в трудный момент, не дай Бог в критический момент, мы не разошлись в разные стороны, и, упаси Господь, не смотрели друг на друга по разные стороны баррикад. Вот этого мы, славянские народы, и не только славянские, россияне и белорусы, допустить не должны.
Tags: Лукашенко
Subscribe

promo slavikap май 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments