Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Дом-музей Чехова во время оккупации

Оригинал взят у poltora_bobra в Дом-музей Чехова во время оккупации

Газета "За родину" от 15.10.1942 г. пишет



Из воспоминаний Ксении Жуковой, сотрудницы музея с 1941 г.

7 ноября 1941 года немецко-фашистские войска заняли Ялту, и мы оказались отрезанными от Большой земли.
Мы все собрались на работе, обсудив случившееся, решили приходить в музей, как и раньше, и помогать Марии Павловне в сохранении музея, не оставлять её одну.
Мы стали спешно прятать портреты руководителей коммунистической партии и советского правительства.
Второпях бросили в печь книгу приказов, о чем впоследствии Мария Павловна очень сожалела.
А в столовой, в буфете среди деловых бумаг остались 30 красных томиков собрания сочинений В.И.Ленина, сочинения И.В.Сталина и папки документов по городскому Совету, депутатом которого была Мария Павловна. О них мы забыли…
Настроение у всех было подавленное. Как жить? Что делать? Куда убирать экспонаты и убирать ли? Эти вопросы очень волновали всех нас.
Убрать все экспонаты — это было бы удобным поводом для немецкой комендатуры занять дом Чехова под жилье. Мария Павловна решила оставить в комнатах все на своих местах. Только поставила в кабинете брата в витрину, где находятся фотографии писателей, актеров и друзей Чехова, открытку с портретом немецкого драматурга Г. Гауптмана.
Вскоре пришли несколько немцев и переводчик. Они осмотрели комнаты, обратили внимание и на портрет Гауптмана и одобрительно покивали головами. Потом один из них сказал, что комнаты, где были спальня и рабочий кабинет Чехова, будет занимать майор Бааке.

У Марии Павловны хватило мужества сказать им: «Нет, этого не будет». Она закрыла кабинет на ключ и попросила переводчика объяснить, что это мемориальный музей Чехова, писателя, которого хорошо знают и в Германии.
Когда они ушли, Мария Павловна поднялась в свою комнату. Вдруг зазвонил телефон. Она машинально подняла трубку и услышала немецкую речь. Мария Павловна в растерянности опустила трубку и заплакала, почувствовав себя в плену.
Майор Бааке поселился в гостиной чеховского дома, а его подчиненные — в комнатах первого этажа. Во время пребывания в доме гитлеровцев Мария Павловна не выходила из своей комнаты, ни с кем не встречалась и майора Бааке не видела. Все переговоры от её имени вела Е.Ф.Янова, давая понять, что она — управляющая частным домом. А на первом этаже старенькая П.П.Диева держала в строгости непрошеных гостей. И они — вот удивительно — беспрекословно её слушались. В доме не курили, никого не приводили, ни один экспонат не был тронут.
Распорядок дня в доме не нарушался, каждый занимался своим делом: проветривали комнаты, убирали, осматривая состояние каждого экспоната, и уходили домой до комендантского часа.
К счастью, майор Бааке недолго задержался в доме. Через неделю он уехал, но на парадной двери оставил надпись на немецком языке. Она сообщала, что дом принадлежит ему и никто без его ведома не имеет права занять его.
Спустя некоторое время пришел комендант оккупационной комендатуры с переводчиком. Прочитав эту надпись, он долго не решался войти в дом. Но любопытство взяло верх, и он постучался. Первым вопросом, который он задал Марии Павловне, был: «Почему такая надпись на двери?» Мария Павловна объяснила. Немец осмотрел дом и велел надпись стереть, так как она ограждает вход в дом новых хозяев. Коменданту Мария Павловна заявила, что это частное домовладение. На это он ответил:
— А у нас в комендатуре нет документов, доказывающих, что это частное домовладение. Чем вы докажете, что домовладение частное?
— У меня имеются нужные документы, — сказала она.
— Хорошо, — ответил комендант. — Они должны быть завтра в комендатуре в час дня.
Комендант ушел. Надпись на двери Мария Павловна решила не трогать, узнав о её «магическом» действии. И она не раз спасала чеховский дом от посягательств фашистских солдат.
На следующий день управляющая домом Чехова Е.Ф.Янова понесла документы. Коменданта на месте не оказалось. Её принял адвокат. Он льстил Елене Филипповне, а сам свернул документы и стал прятать их в стол. Но Елена Филипповна вовремя все это заметила и потребовала вернуть документы. Она заявила, что как управляющая частным владением она сама пойдет к коменданту. Вернулась она очень взволнованная, но довольная, что документы забрала, и поняла, что с ними разговаривать надо на равных.
Мария Павловна мужественно переносила оккупацию. Она вместе с нами голодала и жила тем, что отдавала только свои личные вещи знакомым, которые ездили в степные районы Крыма и там меняли их на муку и зерно. Таким же способом она приобретала дрова для отопления музея, покупая их мешками и вязанками. Дрова были сырые, а для растопки нужны были сухие. Помню, как, вооружившись ножовкой, я отпиливала сушняк в саду музея, к счастью, его было много.
Каждый из нас старался сделать для Марии Павловны что-нибудь хорошее. Годы войны всех нас сблизили, все стали друг другу близкими и дорогими.
За это время Мария Павловна перенесла два тяжелейших заболевания — брюшной тиф и воспаление легких. Её лечил один из старейших и лучших ялтинских врачей Аверьян Дмитриевич Петрунин, а Елена Филипповна, переселившись к Марии Павловне, дни и ночи просиживала над больной, топила печурку, принимала врача, ходила к городскому голове и просила его не давать дом под квартиры немцам и не рекомендовать его как музей, где есть ценные картины — подлинники И. Левитана. Она напрягала все силы, чтобы уберечь дом от разграбления. Ценой неимоверных усилий и забот Елены Филипповны и П.П.Диевой Мария Павловна выздоровела.
Однажды Марию Павловну навестил городской голова Анищенков. Мария Павловна, ещё слабая после болезни, с возмущением отвечала на его вопросы, ведь не было ни продуктов, ни топлива. Уходя, Анищенков сказал: «Мария Павловна, дорогая, потерпите, скоро все будет. Ведь скоро наши вернутся в Ялту».
Мария Павловна была удивлена и насторожена: можно ли ему верить? В ту пору никто не знал, что он имел связь с движением Сопротивления. Однако фашисты вскоре его расстреляли.
А жизнь под гнетом оккупантов продолжалась и шла своим чередом. Мы убирали комнаты, а для углубления знаний читали вслух чеховские произведения. Эти читки сопровождались комментариями Марии Павловны. Она стремилась все, что знает о брате и его творчестве, передать окружавшим её людям.
Несмотря ни на какие трудности, Мария Павловна вместе с Е.Ф.Яновой продолжала прерванную работу по подготовке к изданию нового собрания писем А.П.Чехова, а я печатала подготовленное на машинке.
Кроме того, в доме строго соблюдались все семейные традиции и отмечались праздники. Мария Павловна сама пекла пироги или пирожки. И хотя они были из очень плохой муки, с начинкой из соленой хамсы или лука, нам они казались удивительно вкусными. А Марии Павловне было приятно видеть, какое удовольствие она нам доставила.
Настал долгожданный день освобождения от фашистской неволи. Вечером и ночью с 15 на 16 апреля 1944 года немецкие войска стали покидать Ялту. Город бомбили. Четыре осколочные бомбы упали в саду чеховского дома. Мария Павловна едва успела уйти из своей комнаты, как посыпались стекла.
Вспоминая эту ночь, она говорила: «Я спала с мокрицами в кладовке первого этажа, опасаясь, что ещё будут сыпаться бомбы». Но утром мы узнали, что в город вступили наши войска.
На следующий день после освобождения к дому подъехала конная линейка, управляемая партизаном-подпольщиком П.Д.Дубровиным, который от имени 2-го Ялтинского отряда привез продукты, взятые в частных магазинах, принадлежащих подпольщикам. Вместе с ним была Александра Михайловна Минько, а для ялтинцев, как называла её Мария Павловна, «просто Майя». Она в первые дни была представителем советской власти в городе. Они привезли белую муку, крупу, сахар, ситец и многое другое, чего так не хватало хозяйке чеховского дома.
Мария Павловна была неописуемо счастлива. Лицо её сияло от радости, наконец у нее были хорошие продукты, которых она не видела уже два с половиной года.
Посетил Марию Павловну начальник Ялтинского гарнизона генерал-майор В.Я.Горбачев, давший указание местным властям немедленно приступить к самому необходимому ремонту дома, чтобы музей как можно скорее открыл свои двери для приема воинов-освободителей.
14 июля 1944 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении М.П.Чеховой орденом Трудового Красного Знамени за успешную 40-летнюю работу по хранению, изучению и изданию литературного наследия великого русского писателя А.П.Чехова. Отмечая это событие в своем коллективе, Мария Павловна говорила, что эта награда относится не только к ней, а к каждому члену коллектива.



Tags: ВОВ
Subscribe

promo slavikap май 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments