Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Бюрократия и нравственность или Истоки трагедии девяностых

Оригинал взят у ss69100 в Бюрократия и нравственность или Истоки трагедии девяностых

Предлагаем ознакомиться с отрывком из нового учебника „Основы социологии”. Нового в плане методологического подхода. Рассматривается вопрос о возникновении и роли бюрократии в СССР, а также упоминается почему-то в своё время забытое  определение В.И.Ленина о порядке вознаграждения управленцев-бюрократов.

В так называемых «тоталитарных», «диктаторских» режимах носителем идейности является «хозяин». В Германии во времена третьего рейха бюрократия в качестве «хозяина» признавала Гитлера; в СССР — И.В. Сталина, которого в своём кругу бюрократы так и называли — «Хозяин». В условиях внешне видимого «тоталитаризма» и «диктатуры» может протекать конфликт по поводу существа идейности между проникающим в ряды бюрократии масонством и «командой хозяина».

В истории обществ могут быть периоды, когда за монопольный идейный диктат в отношении безыдейной в принципе бюрократии могут бороться различные социальные группы — носители той или иной идейности: таким был период в истории СССР, когда группа марксистов-масонов во главе с Л.Д. Брон­штей­ном (Троцким) и группа большевиков, чуждых по их идеалам умолчаниям марксизма, во главе с И.В. Сталиным боролись в СССР за монопольный идейный диктат в отношении порождающей саму себя бюрократии[1].

Но бюрократия может стать в обществе и более, чем мафиозно организованной профессиональной корпорацией претендентов на полноту внутрисоциальной власти над обществом. Некогда В.И. Ленин дал определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают. Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд[2] другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В.И., Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, с. 15).

Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980‑х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой были представителями своих клас­сов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:
·  место советской бюрократии в системе общественного производства — сфера управления;
·  отношение к средствам производства — бюрократия СССР, «элитаризуясь», стала воспроизводить саму себя на клановой основе вследствие чего при попустительстве остального общества обрела монополизм и бесконтрольность с его стороны за её управленческой деятельностью;
·  что касается получения своей доли общественного богатства, то бюрократия сама определяла тарифную сетку зарплаты, структуру бесплатных льгот и гособеспечения прежде всего для высших иерархов бюрократии, а потом уж — по остаточному принципу — для остального общества.

Характер последнего к началу 1980‑х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «кру­тыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала не­ко­торый дискомфорт:

·  с одной стороны, для того, чтобы удерживать власть в своих руках, ей приходилось лгать о строительстве социализма и коммунизма в СССР, какие лозунги находили отклик в народе, который во всякую эпоху в своём большинстве желает жить без паразитизма тех или иных меньшинств на его труде и жизни;
·  а с другой стороны, всякий успех в деле социалистического строительства подрывал устои бюрократического режима и мешал бюрократии «хапать по способности», своекорыстно эксплуатируя труд и жизнь остального общества.

В этом «раздрае» между словом и делом было главное противоречие конца советской эпохи к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С. Горбачёв. Про­тиворечие это могло быть тогда же разрешено:
·  либо путём запуска процесса дебюрократизации СССР и его развития при сохранении всех достижений социализма и освобождении его от бюрократических извращений и ошибок в миропонимании и политике, обусловленных почти что тотальным господством марксизма;
·  либо путём разрушения СССР с целью улучшения условий эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами — внутренними, зарубежными, международными.

Бюрократия предпочла второе, чем наиболее ярко доказала, что она является одной из культурологических скреп, обеспечивающих воспроизводство толпо-«элитаризма» в преемственности поколений.

Следует знать, что средство от возможной бюрократизации Советской власти было известно ещё до Великой октябрьской социалистической революции.

Об­ра­тим­ся к кни­ге В.И. Ленина «Го­су­дар­ст­во и ре­во­лю­ция», написанной им совместно с Г.Е. Зино­вье­вым (Апфельбаумом) в Разливе[3] летом 1917 г., изучение которой входило в СССР во все курсы истории КПСС, марксистско-ленинской философии и научного коммунизма.

Т.е. М.С. Горба­чёв и другие партийные бюрократы не могли не знать приводимого ниже мнения В.И. Ленина о бюрократии:
«… на при­ме­ре Ком­му­ны[4] Маркс по­ка­зал, что при со­циа­лиз­ме долж­но­ст­ные ли­ца пе­ре­ста­ют быть “бю­ро­кра­та­ми”, быть “чи­нов­ни­ка­ми”, пе­ре­ста­ют по ме­ре вве­де­ния, кро­ме вы­бор­но­сти, ещё и сме­няе­мо­сти в лю­бое вре­мя, да ещё СВЕ­ДЕ­НИЯ ПЛА­ТЫ К СРЕД­НЕ­МУ РА­БО­ЧЕ­МУ УРОВ­НЮ, да ещё за­ме­ны пар­ла­мент­ских уч­ре­ж­де­ний ра­бо­таю­щи­ми[5], т.е. из­даю­щи­ми за­ко­ны и про­во­дя­щи­ми их в жизнь. ( ... )

Маркс ... уви­дел в прак­ти­че­ских ме­рах Ком­му­ны ТОТ ПЕ­РЕ­ЛОМ, КО­ТО­РО­ГО БО­ЯТ­СЯ И НЕ ХО­ТЯТ ПРИ­ЗНАТЬ ОП­ПОР­ТУ­НИ­СТЫ ИЗ-ЗА ТРУ­СО­СТИ, ИЗ-ЗА НЕ­ЖЕ­ЛА­НИЯ БЕС­ПО­ВО­РОТ­НО ПО­РВАТЬ С БУР­ЖУА­ЗИ­ЕЙ…» (текст вы­де­лен на­ми при цитировании: он упреждающе характеризует партийно-государ­ст­вен­ную и хозяйственную бюрократию СССР как изменников делу строительства социализма и коммунизма и приверженцев толпо-«элитаризма»).

 В 1980‑е гг. цитирование этого фрагмента из работы создателя Советского государства повергало в молчаливое уныние руководителя любого семинара в системе политучёбы, поскольку:
·  цитата обличала весь режим как антинародную паразитическую систему, действующую повсеместно посредством «пешек», в нравственно-этическом отношении аналогичных са­мо­мý руководителю семинара,
·  для него доказывать, что В.И. Ленин ошибся в этом вопросе и не прав, — было равносильно тому, чтобы самому становиться под бой, в том числе и в случае, если предпринять «наезд» на политического активиста, публично приводящего «не ту» цитату.

Кроме того на втором этапе борьбы с активистом предстояло нарваться на возражение Ф. Энгельса. В псевдосоциали­с­тичес­ком толпо-«элитаризме» оправдание «элитаризации» сферы упра­в­ления, в которой и возникает бюрократия, восходит к словам одного из социалистов XIX века Е. Дюринга:

«…наряду с удовлетворением требований справедливости будет иметь место ещё добровольное выражение особой признательности и почёта[6] (…) Общество делает самому себе честь, когда отмечает высшие виды деятельности, представляя им умеренную добавку для нужд потребления» (приводится по выдержке в книге: Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг»).

В ответ Ф. Энгельс попросту съязвил:

«И г-н Дюринг тоже делает самому себе честь, когда, соединяя невинность голубя с мудростью змия, так трогательно заботится об умеренном добавочном потреблении для Дюрингов будущего» (Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг»).

В.И. Ленин в «Государстве и революции» подтвердил точку зрения Ф. Энгельса, выдвинув требование установить зарплату чиновникам на уровне средней зарплаты рабочих. Об этих взглядах Ф. Энгельса и В.И. Ленина одинаково (почему?) забывают как их хулители, так и «последователи».

В действительности занятые «высшими видами» деятельности, делают честь себе и благо обществу, когда «высшие виды» деятельности осуществляются без САМОвосхваления и предоставления себе от имени общества «умеренной» добавки для нужд потребления по монопольно высоким «элитарным» стандартам качества: именно этой цели в первое десятилетие Советской власти и служил партмаксимум, ограничивающий доходы партийцев, занятых в сфере управления и в иных престижных вследствие высокой оплаты отраслях деятельности.

Иначе занятые «высшими» видами деятельности творят бесчестье и развращение обществу прежде всего, а потом уж себе — бесчестье, дачу, машину и т.п., доходя до разврата, сладострастного извращения сущности человека и в «элите», и в простонародной «толпе».

О том же говорил Иисус: «Ни­кто не мо­жет слу­жить двум гос­по­дам… Не мо­же­те слу­жить Бо­гу и ма­мо­не (бо­гат­ст­ву)» (Матфей, 24:6).

О том же в Коране: «Последуйте за тем, кто не просит у вас награды и кто на прямом пути» (сура 36:21).

Если же говорить о возможности осуществления в политической жизни общества написанного В.И. Лениным о дебюрократизации власти, об­ра­тим вни­ма­ние на то, что прак­ти­че­ские ме­ры Па­риж­ской ком­му­ны пер­вич­ны по от­но­ше­нию к опи­са­нию их клас­си­ка­ми мар­ксиз­ма. И они по сути своей не бредовы:

С точ­ки зре­ния достаточно об­щей тео­рии управ­ле­ния Па­риж­ская Ком­му­на низ­ве­де­ни­ем зар­пла­ты управ­лен­цев к сред­не­му в от­рас­лях «реального сектора» уров­ню, пы­та­лась замк­нуть об­рат­ные свя­зи об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния на тру­дя­щее­ся боль­шин­ст­во, пе­ре­клю­чив их с за­мы­ка­ния на вы­со­ко­до­ход­ные груп­пы «элит»: как на­цио­наль­ной, так и над­на­цио­наль­ной трансрегиональной.

Ком­му­на рух­ну­ла, по­сколь­ку те, кто был со­гла­сен ис­пол­нять управ­лен­че­ские обя­зан­но­сти на пред­ла­гае­мых ею ус­ло­ви­ях, не об­ла­да­ли не­об­хо­ди­мой управленческой ква­ли­фи­ка­ци­ей; а об­ла­дав­шие не­об­хо­ди­мой управ­лен­че­ской ква­ли­фи­ка­ци­ей, бы­ли пре­ис­пол­не­ны «эли­тар­ных» ам­би­ций, ви­де­ли в па­риж­ских ра­бо­чих раз­нуз­дав­шую­ся чернь — быдло, ко­то­рое не­об­хо­ди­мо было побы­ст­рее за­гнать обратно в их ко­ну­ры. То есть они ока­за­лись НРАВ­СТ­ВЕН­НО НЕ ГО­ТО­ВЫ К ТО­МУ, что­бы управ­лять об­ще­ст­вом, ис­хо­дя из жиз­нен­ных ин­те­ре­сов боль­шин­ст­ва, и жить при этом так, чтобы слой профессиональных управленцев не выделялся из остального общества своим превосходством по количеству и качеству потребляемой продукции.

Хотя СССР просуществовал гораздо дольше Парижской Коммуны (69 лет[7] и 73 дня — соответственно), причины краха СССР — те же самые: М.С. Горбачёву и возглавляемой им бюрократии нравственные принципы и этика равенства человеческого достоинства, выражающиеся в коллективном труде и потреблении людьми коллективно произведённого ими, были неприемлемы; их паразитическая нравственность и этика вседозволенности и «потреблятства» определили курс и цели перестройки, даже если они были идиотами, не понимавшими, что они творят.

И бюрократия действительно — одна из культурологических скреп воспроизводства толпо-«элитаризма» в преемственности поколений.

В толпо-«элитарном» обществе бюрократия непрестанно возрождается и воспроизводит саму себя в преемственности поколений, поэтому окончательная победа над ней требует не только подавления бюрократии и бюрократов персонально, но прежде всего — подавления и искоренения общественных — культуро­логических — факторов, воспроизводящих бюрократию в преемственности поколений и возрождающих её после социальных катастроф, в которые бюрократия же и ввергает общество систематически.






[1] Об этом периоде более обстоятельно см. в работе ВП СССР «Иудин грех ХХ съезда» (аналитическая записка из серии «О текущем моменте», № 2 (50), 2006 г.).
[2] Было бы точнее сказать: присваивает себе продукт чужого труда.
[3] Разлив — Сестрорецкий Разлив — искусственное водохранилище, озеро, образовавшееся за плотиной Сестрорецкого завода, построенного во времена Петра I неподалёку от Петербурга на северном берегу Финского залива. На берегу этого озера под видом финского рабочего-косаря в шалаше с 9 июля по 8 августа (григорианского календаря) 1917 г. скрывался В.И. Ле­нин, после чего он был конспиративно переправлен в Финляндию на паровозе под видом кочегара. В Финляндии В.И. Ленин находился до начала октября 1917 г., после чего до победы октябрьского переворота 7 ноября жил в Петрограде на конспиративном положении.
[4] Па­риж­ской Коммуны, 1871 г. (наше пояснение при цитировании).
[5] Пар­ла­мент — от фран­цуз­ско­го «parle» — го­во­рить, т.е. пар­ла­мент — го­во­риль­ня, исторически реально в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев — пустая и потому антинародная (наше пояснение при цитировании).
[6] Это означает — «добровольное» признание несправедливости, царящей в обществе в обход контроля сознания его членов: — наше замечание при цитировании.
[7] С 30 декабря 1922 г. по конец декабря 1991 г., когда М.С. Горбачёв «отрёкся» от должности п-РЕЗИДЕНТА СССР.
Tags: идеология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal