?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Мир изменился. Многие даже не помнят, как он выглядел до Интернета, Uber, Google, всеобщей связанности. Будущее уже не кажется легко прогнозируемым. Причиной глобальных изменений обычно называют digital-технологии, влияющие не только на внешнюю среду, но и на внутреннее состояние человека, на его картину мира, на его способы действовать, справляться с вызовами и расставлять приоритеты. Как человеку выжить в постоянно меняющемся мире?


Изменения нарастают, появляются технологии на грани фантастики, которыми мы пользуемся ежедневно: наушники с активным шумоподавлением, телефоны с камерой, управляемой AI, машины, подстраивающиеся под стиль вождения. Но ускорившийся технологический прогресс имеет и другие последствия: мы становимся все более и более тревожными. Привычное иллюзорное состояние комфорта, когда будущее кажется прогнозируемым, разрушается. Наш мозг, пытаясь защитить нас, сообщает о дискомфорте ощущением тревоги.




Помимо прочего, люди стали значительно дольше жить: появился новый активный возраст, 50+. Еще в прошлом поколении, подбираясь к такому возрасту, люди готовились доживать. Сейчас же до 100 лет никто умирать не собирается — это дает поколению плюс 20−30−40 активных лет, с которыми никому до конца не ясно, что делать. Скорее всего, учиться и снова вовлекаться в деятельность.

Такие быстрые изменения разрушают ранее устойчивые конструкты:

● Институт семьи: меняется длительность и форма отношений.
● Деятельность: мы больше не проводим всю жизнь на одном месте и на одной должности.

Жизнь больше не выглядит как «10 лет школы + 5 лет вуза», мы учимся всю жизнь. Появляются инструменты обучения, рассчитанные на возраст 50+.

Все изменения касаются не столько способов взаимодействия человека с миром, сколько более глубокой части — того, что человек считает для себя важным, каким образом он смотрит на мир, какого контакта с ним ожидает.

Жизнь больше не выглядит как «10 лет школы + 5 лет вуза», мы учимся всю жизнь

Исследователи Грегори Бейтсон и Роберт Дилтс разработали пирамиду нейрологических уровней для анализа процессов в сознании человека. Каждый из семи уровней соответствует определенному аспекту жизни, от окружения до осознания своей миссии, от материального и поведенческого уровней до предназначения и раскрытия внутренних ценностей. Модель используется для исследования способностей, убеждений, привычных стратегий человека, анализа проблемных зон. В каждый момент времени подобная пирамида внутри каждого человека находится в балансе и непротиворечии, а изменения на одном уровне постепенно приводят к трансформации и новому балансному состоянию всей системы.

Окружение меняется в течение всей жизни человека и предъявляет запрос на изменение остальных уровней. В прошлом веке это приводило к росту непонимания, разрыву отношений, социальной изоляции и сложностям в активной деятельности у представителей старшего поколения, но позволяло им сохранять привычную картину мира до конца жизни. В начале 2000-х стало ясно, что действовать, как прежде, в изменившемся окружении больше не выйдет. В результате родилась концепция обучения на протяжении жизни. Подход к образованию как к пожизненному процессу становится более эффективным для жизненной стратегии человека. Трансформация затронула уровень «способности», но на этом не остановилась и стала двигаться выше.

Быть чутким

Развив в себе навыки набора текста вслепую, постановки целей по SMART и гибкого управления командой, человек осознает, что самих навыков недостаточно для адаптации к меняющейся среде. Возникает запрос на изменение следующего уровня — убеждений. И здесь нам предстоит разобраться с рядом страхов и противоречий, прежде чем двигаться дальше.

Убеждения (они же принципы) — это представления человека о себе и об окружающей среде, шаблоны восприятия, оптимизирующие затраты энергии на принятие решений. Годы физических тренировок помогают поставить удар, то есть сформировать ряд телесных паттернов. Другой тип паттернов формируется в эмоциональных реакциях и соответствующих убеждениях. Об этом можно думать как о мышечной памяти, выраженной формулами типа «человек человеку друг» или «людям доверять нельзя».

Предположим, человек растет в авторитарной среде и формирует убеждение, что добиваться своего можно с помощью давления. Впоследствии он находит подтверждение этой стратегии в книжках, в идеализированных воспоминаниях об отце, в собственном опыте. В недавнем прошлом у такого человека был шанс прожить с подобным или любым другим убеждением большую часть жизни, но в современной реальности каждое убеждение упирается в ограничение.



Уровни пирамиды Грегори Бейтсона и Роберта Дилтса

  • «Окружение» — быт и окружение. «Что я имею?»

  • «Поведение» — действия и все, что их определяет. «Что я делаю?»

  • «Способности и возможности» — алгоритмы и стратегии действий. Ресурсы и распоряжение ими. «Что я могу и умею?»

  • «Убеждения» — шаблоны и стереотипы восприятия, убеждения и влияющий на них опыт. «Во что я верю?»

  • «Ценности» — приоритеты, в том числе нравственные, внутренняя опора. «Что для меня важно?»

  • «Идентичность» — самоидентификация и представления о себе. «Кто я?»

  • «Миссия» — смысл жизни, предназначение



Другой пример: богатырь стоит перед камнем, на котором написано: «Направо пойдешь — коня потеряешь. Прямо пойдешь — голову потеряешь. Налево пойдешь — все потеряешь» Рациональное и логичное решение — идти направо, где потери минимальны. Но что если у богатыря есть внутреннее убеждение: «Чем страшнее, тем интереснее?» Опираясь на такое убеждение, которое, вероятнее всего, сформировалось в опоре на позитивный опыт, человек выберет не самый рациональный вариант действия, и это сработает (доставит ожидаемый результат, эмоции). Но что делать в ситуации, когда подобное убеждение оказывается ограничивающим или даже опасным?

Меняющаяся среда требует от человека научиться быть чутким. Фразеологизм «держать нос по ветру» как нельзя лучше описывает этот запрос — действовать в соответствии с обновляющимся запросом. Таким образом, от развития и адаптации существующих убеждений мы переходим к необходимости время от времени обучаться совершенно новым навыкам, на которые ранее не было запроса, к обучению на протяжении жизни — lifelong learning.



Ориентироваться на hume-технологии

В 2015 году вышла книга советского и российского философа Акопа Назаретяна «Нелинейное будущее», в которой подробно раскрывается теория техно-гуманитарного баланса. Надстройка в виде культуры, искусства, морали, нравственности рассматривается как альтернатива инстинкту, не позволяющему хищникам пользоваться своим самым смертоносным оружием в межвидовой борьбе.

По результатам антропологических исследований предполагается, что человек не был грозой саванны, пока не овладел орудиями труда. Он не мог похвастаться острыми когтями и крепкими клыками. Все изменилось с появлением палки-копалки, которой можно убить и зверя, и собрата-человека. Как реакция на способность пользоваться новым инструментом развилось ограничивающее убеждение — страх мертвых. Согласно теории техно-гуманитарного баланса, подобным образом человечество реагирует на возникновение каждой новой технологии. Человек изобрел палку-копалку — вместе с ней пришел страх мертвых. Появился порох и дуэльные пистолеты — возник дуэльный кодекс. Был открыт атом — и пришло понимание, что не стоит использовать ядерное оружие в ежедневных стычках.

Эта гипотеза относится к любой новой технологии. Включается тот же механизм, который помог нам научиться бояться мертвых и не перебить друг друга. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с новой технологией, благодаря этому механизму возникает новое убеждение, выраженное в форме страха, ценности, алгоритма действий. Постепенно разворачивается идейное новообразование, которое влияет не на одного человека, а на группу, на массу, на целый социум, который начинает проживать новое отношение к себе, к другим и ко всему миру в контексте новой технологии.

Теория Назаретяна — это одно из возможных объяснений, почему вслед за трансформацией окружения и адаптацией способностей у нас меняются ценности. С новыми технологиями, возникновение и распространение которых мы наблюдаем, распространяется и новый набор убеждений. В отличие от ярко проявленных и заметных цифровых технологий, убеждения мы осознаем частично или не осознаем вовсе. Хотя велика вероятность, что именно на рубеже убеждений происходит адаптация человека к современному миру.

И когда мы говорим об «изменениях в человеке», то из категории digital-технологий переходим в категорию hume-технологий, направленных на человека и на то, что происходит в его сознании, включая управление состояниями, эмоциями, построение отношений, самоопределение.



Меняться, как подросток

До сих пор образование воспринимается преимущественно с приставкой «система» и подразумевает процесс передачи опыта и развитие способностей с целью эффективной интеграции человека в среду. В этом процессе мы редко заходили дальше зоны «знаний, умений, навыков», а воспитание больше походило на тренировку. Но очевидно, что в жизни за пределами школы одними умениями и навыками мы не обходимся и нам предстоит регулярно и осознанно не только формировать, но и регулярно пересматривать собственные убеждения.

Мы вынуждены использовать постоянное сомнение, но не деструктивное, а исследовательское, направленное на собственные убеждения и их связь с актуальной окружающей средой. Идея «человека, меняющегося на протяжении всей жизни» позволяет исчезать отжившим убеждениям и появляться новым.

Для нас, взрослых, такое отношение к себе и окружающему миру является чем-то непривычным. Мы росли и учились в среде с идеей «я таков и другим быть не могу». В среде подростков идея смены ценностей и «пересборки» себя распространяется намного активнее. Подростки чувствительны к среде, они неосознанно цепляются за то, что с точки зрения их бессознательного поможет им выжить. Их мозг гибко выделяет наиболее эффективную стратегию для взаимодействия с миром, например высокую скорость собственных изменений.

На место «подготовленного к жизни», «знающего мир», «уверенного в завтрашнем дне» взрослого приходит спонтанный исследующий подросток

На место «подготовленного к жизни», «знающего мир», «уверенного в завтрашнем дне» взрослого приходит спонтанный исследующий подросток с куда более подходящим для нового мира набором черт. Он гибок, готов работать в команде, digital native, ценит искренность и честность, сочетая их с бесконечным имиджмейкингом в соцсетях.

Именно поэтому многие современные взрослые мимикрируют под подростков. Впервые за всю известную историю человечества подростки оказываются органически более подготовленными к жизни, чем обладающие богатым жизненным опытом взрослые. Привычной модели «взрослости» жить осталось совсем недолго.

Переучиваться и переключаться

Раньше мы в процессе обучения передавали тот пласт культуры, который могли понять и охватить. Каждый пласт существовал на своем уровне и был похож на постоянно усложняющийся алгоритм. Есть село, в нем понятный набор людей и направлений деятельности. Есть государство, монархия, король. Есть мир, страны, экономика, социальный строй, Элвис Пресли…

Современная социальная надстройка становится сверхсложной живой системой. И этот процесс проявляет запрос на принципиально иной способ обучения. На место линейной парадигмы последовательного воспитания, образования, социальной реализации и увядания человека пришла многовариантная модель. В ней человеку предстоит постоянно переучиваться и переключаться. Но и этот этап уже заканчивается. Основной идеей становится предельная гибкость, когда не только окружающий мир, но и сам человек является субъектом регулярной «пересборки».

Единственное, что поможет человеку выжить в бесконечной смене культурно-ценностных парадигм, — это способность не цепляться за существующие ценностные установки как за единственно верные; способность признать, что все может измениться и обязательно изменится, и войти в повторяющийся, никогда не завершающийся цикл трансформации самого себя.

Мы убеждены, что способность создавать точку опоры внутри и обучение «пересборке» себя должно стать связующей нитью образовательного процесса. Способность трансформировать себя, сохранять подвижность мышления, относиться к своим ценностям как к инструменту взаимодействия с окружающей средой — вот что должно стать основой образования. Если человек будущего предпочтет цепляться за свое окружение, действие, ценности и свою роль как за важное, как за то, что его определяет, каждая «пересборка» будет вызывать у него экзистенциальный страх и боль. А «пересборки» неминуемы.





источник: matveychev-oleg.livejournal.com



Recent Posts from This Journal

promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
nquatro
May. 10th, 2019 11:56 am (UTC)
Авиакатастрофа A310 под Междуреченском – катастрофа, произошедшая в ночь с 22 на 23 марта 1994 года с авиалайнером Airbus A310-308 авиакомпании Аэрофлот. Из-за ребенка, случайно выключившего автопилот и взявшего управление, самолет вошел в штопор и разбился неподалеку от Междуреченска. Погибли все 75 человек, находившиеся на борту.



События
22 марта 1994 года в 20:39 по местному времени авиалайнер Airbus A310 компании Аэрофлот взлетел с полосы московского аэропорта Шереметьево и взял курс на Гонконг. 63 взятых на борт пассажиров ни о чем могли не волноваться: А310 с присвоенным именем М. Глинка был одним из первых новых европейских самолетов, поставленных в парк Аэрофлота всего пару лет назад, самолет управлялся опытными пилотами, а в салоне работало 9 бортпроводников.

Полет проходил нормально и, спустя 3,5 часа после взлета командир экипажа позвал в кабину пилотов двух своих детей: дочь Яну и сына Эльдара. Когда самолет пролетал в районе Новокузнецка, он позволил сначала дочери, а затем сыну сесть в кресло командира корабля. Кроме того, в кабине находился друг семьи, также пилот «Аэрофлота», летевший тем же рейсом в качестве пассажира.

Прежде чем позволить детям занять командирское кресло, командир включил автопилот. Сначала за штурвал села дочь командира, 13-летняя Яна Кудринская. Она не пыталась предпринимать никаких действий по управлению самолётом. После неё за штурвал сел сын капитана, 15-летний Эльдар. Подросток держался за штурвал, слегка покачивая его из стороны в сторону. Это не беспокоило экипаж, так как самолет был под контролем автопилота. Однако, в конце концов Эльдар приложил к штурвалу усилие в 8-10 кг в течение 30 секунд, что привело к частичному отключению автопилота, который перестал подавать команды на элероны – об этой особенности автопилота экипаж не знал. Так же пилоты не заметили световую индикацию, а звукового сигнала не было.

Первым крен самолёта заметил Эльдар и сообщил об этом. Однако оба профессиональных пилота несколько секунд не могли понять причину нештатного поведения самолёта.

Самолёт кренился вправо со скоростью около 1,5° в секунду, и вскоре правый крен достиг 45°, что выше допустимого предела. Когда члены экипажа заметили, что автопилот отключён, они попытались вновь занять свои места.

Второй пилот, расслабившись, сильно отодвинул свое кресло назад и в критический момент из-за перегрузок не мог вернуться на место. Командир так же из-за перегрузок не мог сесть в свое кресло. В итоге, в условиях сильной потери высоты с креном единственным человеком, управлявшим самолетом был 15-летний мальчик. Его еще больше запутало то, что он слышал множество команд от троих человек при этом зачастую не понимая пилотского жаргона.

Тем временем крен достиг уже 90°, и самолёт начал терять высоту. С целью не допустить дальнейшего снижения автопилот увеличил угол тангажа до такой степени, что самолёт стал быстро терять скорость и перешёл в сваливание. Второй пилот полностью отключил автомат и сумел вывести самолёт из сваливания путём опускания носа. Перегрузка уменьшилась, и командир, наконец, сумел вытащить сына из своего кресла и занять рабочее место. Пилоты вывели самолёт в нормальный режим полёта, но не смогли вовремя распознать своё пространственное положение.

Авиалайнер Airbus A310 с 75 людьми на борту задел кромки деревьев и рухнул в лес неподалеку от Междуреченска. Никто не выжил.



Расследование авиакатастрофы
Поисково-спасательные работы на месте катастрофы велись довольно долго: останки пассажиров и обломки самолета оказались разбросанными в радиусе 2 км. Позже найденные части самолёта перевезли в ангар авиационного предприятия Новокузнецкого аэропорта, где их крепили к каркасу согласно форме самолета. Там же изучением обстоятельств катастрофы занялись представители Аэрофлота и Airbus.


slavikap
May. 10th, 2019 12:16 pm (UTC)
Кто это вам рассказал?
nquatro
May. 10th, 2019 12:26 pm (UTC)
гугл
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

slavikap
Слава

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel