Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Categories:

Любопытное о снах



Лори Левенберг написала три книги о значениях сновидений. Иэн Уоллес составил «Полный словарь сновидений». Расселл Грант составил аналогичный словарь, но иллюстрированный. Лорен Лоуренс ведет колонку о сновидениях в New York Daily News. Наталья Белоусова книгу пока не написала, но десять лет использовала сны как элемент анализа проблем пациентов.









Свободное падение

Левенберг: Падение в пропасть — красный флажок от подсознания. Такие сны характерны для людей, испытывающих значительные трудности в работе, отношениях или других сферах жизни.

Белоусова: Важен не сам факт свободного падения, а ощущения, которые человек испытывает от него. Растерянность и ужас, пробуждение в холодном поту действительно выдают потерю контроля. С другой стороны, я знаю многих, кому свободное падение снится в качестве комфортного «киношного» сна, в котором ты скорее видишь события глазами персонажа, чем веришь в реальность происходящего. Для таких людей этот сон символизирует подсознательное желание приключений, стремление отпустить вожжи контроля над своей жизнью, чего в реальности они себе не позволяют.

Выпадающие зубы

Уоллес: потеря уверенности и ощущения власти над своей судьбой.

Грант: символ разваливающихся отношений с кем-то из близких.

Лоуренс: для мужчины — желание сексуальной стимуляции, для женщины — желание забеременеть.

Белоусова: иногда банан — это просто банан. Множество физиологичных снов означают лишь то, что организм намекает: эту часть пора починить. Сходите к стоматологу, если сон повторяется. Есть еще два варианта: 1) из-за подспудного стресса вы во сне скрипите зубами, и нагрузка на челюсть показывается мозгом в таком предупреждающем виде; 2) зубы — это улыбка, признак благополучия. Соответственно, дыра в улыбке — это боязнь того, что люди узнают, что у вас все не так радужно, как выглядит.

В публичном месте нагишом

Уоллес: частый сон людей, которые недавно получили повышение, перешли на другую работу или начали контактировать с публикой. Выражает уязвимость и беспокойство по этому поводу.

Белоусова: дискомфорт человека, которому неуютно среди других людей, кем бы они ни были. Типичный сон застенчивого пациента, слишком близко к сердцу принимающего оценку обществом своей персоны.

Экзамен

Лоуренс: снится только перфекционистам, напоминает о необходимости постоянно предпринимать усилия, чтобы оставаться на гребне волны.

Левенберг: школа — параллель с местом работы, сложный экзамен — зеркало испытанного на работе давления.

Белоусова: у уверенных в себе людей этот сновиденческий паттерн прекращается через 3–5 лет после окончания учебного заведения. Остается у тех, кто не чувствует себя уверенно на рабочем месте, боится не справиться с задачами и опозориться.

Собственная смерть

Лоуренс: желание прекратить что-то — отношения, карьеру, распрощаться с прошлым.

Грант: это необязательно кошмар, скорее подсознательное стремление начать все сначала.

Белоусова: признак проблем с сердцем, также бывает, когда человек спит в душной комнате или оказывается придавлен каким-то предметом — тело дает такой страшный сигнал, чтобы мозг проснулся и сделал что-нибудь. Если это отстраненный сон без дискомфорта, то похоже, что сновидцу нужно совсем другое, чем то, что у него есть сейчас.

Встреча со знаменитостью

Уоллес: конкретная знаменитость символизирует качества, которые человек ценит больше всего и которыми хочет обладать.

Левенберг: потребность в признании.

Белоусова: восхищение конкретной фигурой — обычно обладающей позитивными качествами, которых не хватает сновидцу для достижения душевного комфорта. Стремление приблизить мечты к реальности, вырваться из болота повседневности, испытывать больше позитивных эмоций. Ну или вы просто на днях прочли о знаменитости в газете, и мозг вставил ее как фрагмент недавней реальности, из которой и компонуются сны на 99 %.

Погоня

Уоллес: позитивный знак, подсознание подталкивает человека к тому, чтобы встретить лицом к лицу проблему, которую он пытается избегать.

Левенберг: более характерен для женщин, чем для мужчин, выражает давление и навязчивый интерес в реальной жизни.

Белоусова: в абстрактной форме символизирует вещи, от которых сновидцу хочется бежать. Неудовлетворенность текущей жизненной ситуацией, хотя и не вполне осознанная. Отсутствие свободы выбора в пользу чего-то лучшего.

Измена партнера

Левенберг: не должно толковаться буквально, часто означает, что партнер уделяет вам мало времени, много занимается чем-то другим.

Лоуренс: признак дефицита доверия в отношениях.

Белоусова: признак неуверенности в собственной привлекательности и оценки партнера как более привлекательного, чем сам сновидец. Должно трактоваться буквально, может быть выражением обоснованных подозрений, которые сознание в целях самосохранения блокирует.

Опоздание

Уоллес: признак перегруженности.

Грант: предупреждение от подсознания — не давай обещаний, которые не сможешь сдержать.

Белоусова: ориентированность на оценки внешнего мира в противовес привычке полагаться на свое мнение. Признак усталости и неврозов.

Полет

Уоллес: человек подталкивает себя к тому, чтобы перестать вмешиваться в ход событий и плыть по течению, пока вещи не встанут на свои места.

Грант: признак наличия жизненной ситуации, которая находится вне контроля сновидца.

Белоусова: часто встречается у циклотимиков и никогда — у контрол-фриков. Ощущение довольства жизнью, управлением которой человек особо не занимается.

Беременность

Грант: выражение существующей проблемы.

Лоуренс: потребность стать родителем или начать творческий проект.

Левенберг: символ новой идеи, которая родилась у сновидицы.

Белоусова: опять-таки, все зависит от ощущения, которое человек испытывает от такого сна. Для подростков это чаще всего тягость, символизирующая страх перед сложностями взрослой жизни. У взрослых обычно таких эмоций нет, и вынашивание ребенка означает готовность к новым жизненным обстоятельствам, занятиям и обязательствам.

Езда в неуправляемом автомобиле

Уоллес: ощущение недостаточного контроля над ситуацией. Дорога означает путь к успеху, автомобиль — самого автора сна.

Грант: признак того, что существующая плохая привычка может стать серьезной проблемой в долгосрочной перспективе.

Белоусова: это мой давний сон еще с детства, и я каждый раз поражаюсь прямолинейности и категоричности толкований. Конечно, тем, кто кричит во сне и грызет подушку в момент жуткой аварии, стоит задуматься о том, чтобы больше стараться и сделать свою жизнь приятно предсказуемой. Но насколько я могу судить по себе и по людям, которым он тоже снится, неуправляемое средство передвижения может значить и ощущение того, что мироздание в порядке и ничего без твоего пятикопеечного взноса в него принципиально не поменяется. Для меня такие эпизоды всегда оканчиваются благополучно, хотя сама машина может быть разбита — это символизирует веру в свою звезду и счастливый исход.

Статья была впервые опубликована в журнале «Метрополь» 11 сентября 2014 года.

Из: Нож




Медики Центра хосписной и паллиативной помощи в Буффало (США) завершили десятилетнее исследование, результатом которого стало загадочное открытие, пишет "Популярная механика".

Специалисты по главе с Кристофером Керром, наблюдая за умирающими пациентами, выяснили, что незадолго до смерти людей начинают посещать странные видения - одинаковые и яркие сны. Подобный феномен наблюдался у 88 процентов из более 13 тысяч человек.

По словам пациентов, в 72 процентах случаев во сне они общались с умершими родственниками и друзьями, испытывая при этом теплые чувства. 59 процентов пациентов в своих последних снах паковали чемоданы или покупали билеты, в общем, собирались в последний путь. Некоторые уже ехали в поезде или летели в самолете, а иногда также обнаруживали рядом с собой давно умерших родных, с которыми радостно общались.

29 процентов пациентов тоже видели во сне своих близких и друзей, но исключительно живых. Наконец, 28 процентов наблюдали в своих предсмертных снах разные воспоминания из уходящей жизни - те или иные события, оставившие приятное впечатление.

Исключением стали умирающие дети: чаще всего им снились покойные домашние животные, которых они узнавали. Снились и взрослые, но их маленькие пациенты не могли вспомнить.

По словам ученых, загадочные сновидения начинались примерно за 10-11 недель до смерти, причем за три недели их частота стремительно увеличивалась, а сны становились все ярче. Объяснить данный феномен Керр и его команда не могут. Возможно, накануне смерти в мозге начинают происходить какие-то изменения, которые приводят к появлению подобных снов. Ясно одно, отмечает издание, это успокаивает людей и уменьшает страх скорой смерти.

Из: Tengrinews.kz




Подремать после ланча, отключиться, уронив голову на плечо соседа, поплавать между сном и явью, пока надрывается будильник, — все это, на первый взгляд, действия абсолютно бесполезные. Их единственный очевидный исход — потерянное время, растерянные соседи и затерявшиеся между звонками будильника планы на ближайшее будущее. Но, к счастью, у подобных состояний есть и неочевидная светлая сторона: при правильном использовании они могут принести нам пользу.

То, что обычно зовется полусном или дремой, имеет внушительный временной и описательный диапазон. Нас интересуют два вида дремы: наносон, то есть короткая отключка вроде клевания носом между станциями в метро, и ее более продолжительная версия в 10–25 минут. Для удобства назовем ее так-себе-сиестой.

Технически они отличаются друг от друга. В первом случае наш мозг остается на 1-й стадии сна (non-REM, или сомноленция), где альфа-ритмы сменяются тэта-ритмами, обеспечивающими нам глубокую релаксацию. Во время так-себе-сиесты мы, как правило, переходим в сон средней глубины (сонные веретена), где наше сознание потихоньку отключается, а к тэта-ритмам добавляются сигма-ритмы.

Небольшой отдых (NASA рекомендует дремать около 26 минут) серьезно улучшает остроту мышления, восприятие, выносливость, настроение, а также прокачивает память, так как стимулирует работу гиппокампа, где кратковременная память трансформируется в долговременную.

После небольшой дремы новая информация, поступившая в наш мозг, закрепляется там лучше, что наглядно показывает эксперимент исследователей из Йоркского университета: испытуемым зачитывают прилагательные и подходящие им ассоциации, после чего подопытные отправляются прикорнуть. Ученые снова повторяют прилагательные, а в голове дремлющих, как показывает ЭЭГ, возникают соответствующие ассоциации. Как уверяют британцы, все благодаря шпинделям сна (всплески активности мозга, фиксируемые ЭЭГ) — чем больше их в нашем мозгу, тем проще нам вспоминать свежеусвоенную информацию.

В отличие от краткого сна наносон вряд ли приносит серьезную пользу организму (этот вопрос сейчас на рассмотрении в научном мире), но у него есть другое, более любопытное свойство: он делает наше воображение более изощренным, как если бы мы постоянно пялились на картины Сальвадора Дали. И это сравнение не случайно.

Дали, безумец и хитрец, возвел воровство у состояния полусна до уровня художественного метода. Для этого он разработал собственную фантасмагорическую технику: «вам следует сесть в удобное кресло, желательно в испанском стиле, откинуть голову назад. Ваши руки должны лежать на ручках кресла полностью расслабленные. В этом положении держите зажатым между большим и указательным пальцем левой руки большой тяжелый ключ». Вы засыпаете, мышцы постепенно расслабляются, ключ грохается о поднос, вы просыпаетесь, а вдохновение, захваченное между явью и не-явью, остается с вами. Имя этому вдохновению — гипнагогия.

Ее неофициальное название — «феномен лица в темноте», которое гипнагогия получила за свою способность вызывать сонный паралич, состояние, в котором сознание человека уже проснулось, а мышцы тела все еще находятся в атонии. Сонный паралич, в свою очередь, провоцирует мощные галлюцинации, самая эффектная из которых — темные пятна антропоморфной формы на границах периферического зрения и явное ощущение чьего-то присутствия поблизости. В фольклоре многих народов такие галлюцинации превратились в образ «человека-тени», а в чувашской мифологии появился целый демон, Вупар пусать.

Сонный паралич — явление крайне редкое, в отличие от визуальных, слуховых и тактильных галлюцинаций как таковых.

Заполучить гипнагогические видения человек может только в промежутке между еще-не-сном и уже-не-бодрствованием, и наоборот, то есть в момент засыпания и — реже — просыпания (гипнопомпические видения), а также во время легкой дремы, балансирующей между тем и другим.

Но, помимо сюрреалистических образов, так привлекавших Дали и интересных, пожалуй, только творческой братии, сам процесс передачи прав руководства бессознательному без выключения сознания может быть полезен всем.

По мере засыпания наш мозг перестает уделять внимание внешним раздражителям и устанавливает частичную блокаду на входящие-исходящие сигналы. Необходимость обрабатывать сенсорные импульсы, поступающие из вечно зудящего мира, ослабевает, посты в нашем мозгу закрываются, а регулировщики сбегают на перекур. Мозг постепенно отключает одну зону за другой. Те области, которые при бодрствовании работают сообща, в момент засыпания оказываются отрезанными от коммуникации с напарниками.

Такое разделение порождает новые, неожиданные ассоциативные связи, свободные от тоталитарного категориального мышления, которое играет двоякую роль в нашем познании.

Оно помогает нам делать обобщения и упорядочивать поступающую извне информацию, но вместе с тем лишает нас свежести восприятия, а объекты, приносимые в жертву классификации, — уникальности. Засыпая, мы сбрасываем эти оковы вместе с привычкой ходить проторенными тропами и, как следствие, мыслим намного креативнее.

Способность нашего мозга бессознательно порождать креатив Томас Метцингер, изучающий человеческое сознание через философию, когнитологию и исследование осознанных сновидений, обозначает как «автокреативное состояние ума», отдаленно похожее на психотипическое. Ярче всего автокреативность проявляется во время строительства сновидений.

Погружаясь в сон, мы оказываемся в окружении беспорядочных внутренних сообщений, формируемых PGO-волнами, электрическими вспышками нейронной активности в нескольких участках мозга (варолиевом мосту, латеральном коленчатом ядре гипоталамуса и затылочной первичной зрительной коре).

Сновидения и агент — участник сна, то есть наше временное новое я, возникают, когда мозг пытается собрать из хаоса внутренних самопорожденных сигналов более-менее внятный нарратив.

Формирование самого сна происходит в стволе мозга, причем довольно беспорядочно, а сочинением истории, объясняющей эту фантасмагорию, занимается передний мозг. По мнению Томаса Метцингера (противоположному психоанализу), сновидение — это субъективное переживание передним мозгом активации ствола мозга и его способ хоть как-то эту ситуацию прояснить. Вдобавок к обилию необычных сигналов он получает чертовски непростые условия для прояснения. С одной стороны, передний мозг лишен привычного состояния бодрствования, которое призван регулировать, а с другой, он находится в чрезвычайном положении метакогнитивного дефицита. То есть имеет невыполнимую задачу: осмыслить изнутри порождаемое состояние, не имея возможности адекватной рефлексии. Отчасти поэтому логика сновидений настолько причудлива.

В 1-й и 2-й стадиях сна, когда сознание и бессознательное обретают хрупкий баланс, сновидческая логика уже начинает работать, но сами сны еще не сформированы, а агент — участник сна еще не вылеплен из глины. Автокреативность пока не направлена на сюрреалистическую рефлексию, а мы не окончательно откреплены от реальности. В таких условиях наш мозг занимается обработкой событий дня, брошенных мыслей и нерешенных задач.

Этим непредсказуемым свойством мозга активно пользовались Эйнштейн, Тесла и другие наездники творчества-гениальности.

Томас Эдисон, подобно Дали, усаживался в кресло (неизвестно, в испанском ли стиле) с бутылкой воды в руке и дремал до того момента, пока бутылка не упадет и не разбудит его. После таких экзекуций Эдисон частенько обнаруживал в своей голове парочку дивных новых идей.

Творческий поиск — это процесс, в котором участвует как сознание, так и бессознательное, о чем еще в 1926 году нам любезно поведали социальный психолог Грэм Уоллес и психолог-математик Жак Саломон Адамар. Проанализировав способы работы различных ученых, они предложили научную классификацию процесса творчества, включающую четыре этапа: 1. подготовку, в течение которой как можно точнее формулируется и обдумывается задача; 2. инкубацию — время, на которое о задаче следует забыть, а ум отпустить «погулять»; 3. озарение, то есть интуитивное решение, выданное бессознательным; и 4. проверку идеи на прочность.

Значимость периода инкубации, во время которого мы отключаемся от задачи, не отключаясь от нее, подтверждают многие современные ученые.

Бессознательное так хорошо штампует «озарения» по нескольким причинам: его скорость в разы выше медлительной логики, язык — совершеннее, так как речь идет о символах, а сам поиск решения — вариативнее и ведется сразу в нескольких направлениях.

Некоторые ученые, экспериментаторы и эзотерики уверяют, что помимо полусна для охоты за озарениями можно использовать транс, сутры йоги Патанджали, бинауральные ритмы или депривацию сна как радикальный способ войти в зазеркалье. Иными словами, для вызова творческой эрекции плохих средств не бывает. Но проблема в том, что использование автокреативности сна — сам по себе довольно экспериментальный способ развинчивания «редуцирующего клапана мозга», как сказал бы Хаксли. Часть современных исследований однозначно опровергает связь сна и творческой проницательности, в то время как другая однозначно ее подтверждает.

Косвенно ко второй команде примыкают исследователи, изучающие связь внезапных творческих откровений и сенсорных ограничений. К примеру, американские психологи выяснили, что переключение внимания с внешних раздражителей на внутренние процессы уменьшает когнитивную нагрузку и улучшает творческие способности.

Научная экспедиция ученых из США и Италии порадовала мир другим открытием: наши озарения связаны с уменьшением количества визуальной информации, поступающей в мозг.

Проведенный ими эксперимент показал, что испытуемые, привлекавшие аналитику при решении предложенной им задачи, моргали редко, быстро и все силы направляли на обдумывание проблемы. Те, кто справлялся с трудностями по принципу «Эврика!» (феномен «Ага!»), напротив, выглядели как утомленные жизнью старики, дремлющие в кресле-качалке, — прикрывали глаза, неспешно моргали. Да и в целом вели себя более расслабленно: часто отвлекались, чтобы потупить взор, глядя на пейзаж за окном или стену напротив.

Будем надеяться, что Эдисону, Эйнштейну, Дали и как минимум половине исследователей сна можно верить и дремоту из праздной прихоти или побочного эффекта усталости можно превратить в источник творческой активности и генератор нетривиальных идей. А пока у нас есть железно доказанные когнитивные бонусы от непродолжительной сиесты, что уже неплохо. Задремав посреди совещания, невыносимо скучного свидания или ужина с дальними родственниками и попавшись, всегда можно с чувством непоколебимой уверенности заявить, что ты просто повышал эффективность работы мозга, дабы сделать эту встречу еще краше.

Наталия Дерикот

Из: Нож

http://izbrannoe.com



https://vitkvv2017.livejournal.com/5413883.html


Tags: сон
Subscribe

Posts from This Journal “сон” Tag

promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments