Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Художественные книги про крыс



Краткие отрывки для ознакомления и мнение.


  1. Леонид Кудрявцев, Крысиный король

  2. Терри Пратчетт, Удивительный Морис и его ученые грызуны

  3. Иван Тропов, Крысолов

  4. Ольга Громыко, Крысявки. Крысиное житие в байках и картинках

  5. Александр Леонидович Ященко, Хруп Узбоевич. Воспоминания крысы-натуралиста (1903)




Леонид Кудрявцев, Крысиный король

Это серия (3,5 книги и рассказ).

— ...Именно так мой дедушка обманул человека, — сказал крысёнок, которого звали Рала.

— Нет, — промолвил крысиный король. — Всего лишь нарушил свою клятву. Не более.

Он окинул внимательным взглядом расположившихся перед ним полукругом крысят и слегка улыбнулся.

— А разве обман и нарушенная клятва не являются одним и тем же? — спросил Рала.

— Нет. Обман — это высокое искусство. Настоящая крыса никогда не опустится до того, чтобы нарушить свою клятву. Она её выполнит, но так...

Глаза крысиного короля были отрешёнными. Он несколько раз качнул хвостом из стороны в сторону.

Один из крысят ткнул Ралу носом в бок и пропищал:

— Давай поговори с ним ещё. Может, он нам что-нибудь расскажет.

Рала поднял мордочку и хотел что-то спросить, но тут крысиный король сказал:

— Конечно, настоящая крыса всегда держит свое слово. Но её клятва похожа на сладкую булочку с запечённой внутри иголкой. Тот, кто попытается эту булочку съесть, обязательно уколется.

— Расскажи нам историю, — попросил Рала.

— Хорошо. — крысиный король решительно тряхнул головой. — Я расскажу вам... Может быть, послушав эту историю, вы поймёте, что такое клятва крысы.


  • Чёрная стена 275K, 78 с.

  • Клятва крысиного короля 732K, 207 с.

  • Меч некроманта 761K, 212 с.

  • Претендент 220K, 58 с.

  • Джинн 74K, 23 с.

http://flibustahezeous3.onion/s/14648 + http://flibustahezeous3.onion/s/25753

Отличная фэнтези, рекомендую.

Терри Пратчетт, Удивительный Морис и его ученые грызуны

Окорок лежал в мешке. Он чуял других крыс поблизости, а также собак и кровь. Особенно кровь.

Он прислушивался к собственным мыслям, но они были как тихое жужжание насекомых на фоне грозы его ощущений. Обрывки воспоминаний всплывали перед его внутренним взором. Клетки, паника, белая крыса. Окорок. Так его звали. Странно. Раньше ни у кого не было имён. Раньше мы просто различали друг друга по запаху. Темнота. Темнота внутри, позади глаз. Это был Окорок. Всё остальное снаружи было чем-то другим.

Окорок. Я. Вожак.

Красный гнев всё ещё бродил в нём, но теперь он приобрёл форму, как глубокое ущелье придаёт форму реке, заставляя её становиться уже и течь быстрее; оно даёт реке направление.

Он слышал голоса.

— Давай просто добавим его к остальным, никто и не заметит…

— ОК, я сейчас немного потрясу мешок, чтобы его разозлить…

Мешок потрясли, но Окорок не стал злее, потому что в нём уже не было места для ещё большего гнева.

Мешок болтался из сторону в сторону, когда его несли к загону. Голоса людей стали громче, запахи интенсивней. На короткое время все затихли, пока из мешка вытряхивали его содержимое. Но в то время, как Окорок упал на кучу барахтающихся крыс, люди принялись кричать с прежней силой.

Зубами и когтями он пробил себе дорогу наверх и увидел, как в загон запустили рычащего пса. Пёс схватил первую попавшуюся крысу зубами, коротко потряс её и отбросил безжизненное тельце в сторону.

Крысы пытались убежать.

— Идиоты! — заорал Окорок. — Работайте вместе! Все вместе вы можете этому ловцу блох сорвать мясо с костей!

...

Окорок откатился в сторону и вскочил на лапы, но в боку у него осталась глубокая рана от собачьих зубов.

Другие крысы всё ещё сновали, пытаясь забраться подальше от пса. Они образовали спутанную кучу, в которой каждая крыса пыталась быть в самом низу.

Окорок сплюнул кровь. — Ну хорошо, — прорычал Окорок и подвинулся ближе к собаке. — Теперь ты узнаешь, как умирает настоящая крыса!

Вокруг Загара другие крысы пытались взобраться вверх по ограде. Идиоты, думал он. Четверых или пятерых из вас хватило бы, чтобы любой пёс пожалел о том, что был рождён. Но вы только снуёте в страхе и позволяете разобраться с собой по очереди.

Пёс оторопело моргал, уставившись на Загара, и тихо рычал.

— Ну давай, ты, ккрркк, — сказал Загар достаточно громко, чтобы люди тоже его услышали. — Сейчас я тебе покажу, что такое крыса.

...Загар не бегал так, как должна бегать крыса. Он скорее прижимался к земле, как профессиональный борец. Загар царапнул собаку по шее и исчез. Пёс развернулся, и опять обнаружил крысу не там, где она должна была быть. В свои прошлые выступления в крысиной яме он имел дело с крысами, которые пытались убежать. Но крысы, которые оставались всё время рядом… Это было нечестно!

...Загар тем временем бегал вокруг лающего и вертящегося как юла пса. Он ждал подходящего момента…

И когда он увидел место, которое искал, он прыгнул вперёд и укусил покрепче.

Пёс завёл глаза. Та его часть, которая имела интимный характер и интересовала только его и самок, вдруг сильно заболела.

Он завыл и начал хватать воздух пастью. И потом он попытался в общей суматохе выбраться из загона. Он выпрямился, в отчаянии царапая когтями по гладкой деревянной стене.

Загар прыгнул ему на хвост, пробежал по его спине, прыгнул ему на нос, и оттуда перепрыгнул через загородку.

"Я контролирую внутреннюю тьму, из которой происходит любая темнота. Я — больше, чем крыса. Если бы я не был чем-то большим, чем крыса, я был бы ничем" (Опасный Боб)

Ну это же Пратчетт! Книга отдельная, в другие серии не входит.

Иван Тропов, Крысолов

Держать руль пришлось одной рукой.

Лужи разлетались темными волнами, ветер бил в бок, и машину то и дело несильно вело вправо, но Стас не сбрасывал скорость.
Успеть, успеть…

Правую руку держал на правом сиденье. Там, где лежала Белоснежка. Втягивала воздух редко и тяжело. Открыв пасть, но всё равно с трудом, едва слышно…

Серый, встав на заднем сиденье, положил лапы на подголовник, приник к спинке переднего сиденья. То смотрел на Белоснежку, то кидал тревожные взгляды на Стаса, словно хотел что-то спросить, да только понимал, что сейчас не до него…

Красные, словно вымазанные клюквенным вареньем глазки ещё открываются, но всё реже и реже…

Под пальцами шевельнулось, Белоснежка прильнула мордочкой к пальцам.

– Не дёргайся, девчонка… Не шевелись. Стас двинул правой рукой – так, чтобы пальцы чуть касались её носа. Чтобы ей не приходилось тянуться за рукой.

– Терпи, милая, терпи… Сейчас, почти приехали…

...Яму рыть не пришлось.

Она уже была готова. То ли ротный распорядился, тот, который его встретил…

Нет. Наверно, Роммель.

Стас вернулся к машине, открыл дверцу, нагнулся, протянул руки…

Сами собой руки остановились. То, что лежало на сиденье – было какое-то чужое. Словно это не неподвижная Белоснежка с простреленным животом – а что-то… кто-то чужой. Лишь притворяющийся коченеющим трупом Белоснежки. Кто-то чужой, только и ждущий, чтобы к нему прикоснулись…

Дотрагиваться совершенно не хотелось.

Стас оскалился. Чужой?! Прыгала на пистолет, ради тебя, защищая тебя, спасая, рискуя своей жизнью – ради тебя! А теперь, значит, – чужой?!

Стас скрипнул зубами и осторожно, будто теперь это имело значение, подсунул руки под тельце, под бинты, темные и заскорузлые от засохшей крови.

И всё же это было чужое… И будто бы тяжелее. Живая Белоснежка была легче.

Стас развернулся и пошел за придорожные кусты, в деревца.

Присел на корточки, осторожно уложил Белоснежку в вырытую яму.

Наверно, полагается сказать что-то… Что-то хорошее, честное, от души…

Но только…

Та Белоснежка, которой это всё хотелось сказать, была не здесь. В памяти, в закоулках души, в сердце – где угодно, но только не здесь.

Здесь был лишь холодный трупик. Трупик крысы-альбиноски с простреленным животом. И всё.

Чёрт бы побрал того графского ратника! И его, и его напарника, и Графа, и всю его новую ферму!

Стас зачерпнул горсть земли – холодной, влажной, почти жидкой грязи… Словно не горсть земли, а плевок… Но никуда не деться. Занес руку над могилой…

Под рукой пискнуло так, что Стас потерял равновесие и завалился вбок. Чуть не упал, оперся на правую руку – прикусил губу, чтобы не застонать от боли.

Из-под левой руки вынырнул Роммель. Встал на краю могилы, словно оттесняя от нее Стаса.

Или отгоняя.

Да, отгоняя. Этот взгляд…

Что ж. Может быть, он и прав.

Виноват.

Стас поднялся, шагнул прочь. Ещё раз оглянулся.

Роммель все так же неподвижно стоял на задних лапах. Загораживая могилу с Белоснежкой, неотрывно глядя ему вслед.

Поодаль замерли Лобастый, Рыжик, Скалолазка, Ушастик… Как-то неуверенно ёжась и старательно не глядя в глаза…

Стас отвернулся и пошел к фуре. Медленно, без резких движений, словно нёс полный кувшин. Чтобы не расплескать ярость, жгущую изнутри. Не расплескать раньше времени.

Отличный фантастический боевик формата "постапокалипсис с мутантами".

Ольга Громыко, Крысявки. Крысиное житие в байках и картинках

Я снова позвонила Ане и трагически возрыдала:

— Ань, дицинона в нашей аптеке нет, и, по-моему, пока я съезжу в другую, она уже все... У нее уже лапки холодные...

— Ну что тут поделать, — философски отозвалась заводчица. — Возьми ее тогда в руки, погладь, проводи на радугу...

Честно говоря, «радуга» крысоводов, куда якобы уходят умершие крысы, вызывает у меня некую оторопь. В моей материалистичной картине мира она как-то не укладывается, равно как и выражение «проводить на радугу» — сразу представляется, как я раскручиваю крысу за хвост и туда зашвыриваю. И вообще, что приличной крысе делать на радуге? Там даже погрызть нечего... Буддистская цепь перерождения нам с крысами как-то ближе.

На руки тем не менее я крысу взяла и принялась провожать. Фуджи дожила последние минуты. Потом самые последние. Потом, видно прочитав мои мысли про хвост и заброс, принялась выкручиваться с явным намерением от греха подальше вернуться в клетку и проводиться без моего участия.

Непедагогично вручив ребенку пакет чипсов с указанием «пока не съешь, с дивана не слазь», я помчалась в дальнюю аптеку. Там дицинона тоже не было. Дождь усилился, зонтик я забыла. Недопровожденная крыса стояла перед глазами, как и объятая одновременно пожаром, наводнением и газом квартира.

Я поскакала в третью аптеку. Самую дальнюю. Там дицинон был, как и огромная, человек десять, очередь из бабулек — ровесниц Фуджи (в пересчете на биологический вид, разумеется). Они уставились на меня так злобно, будто собирались проводить на радугу меня саму, причем в особо жестокой форме. Мои нервы не выдержали, и я очень натуралистично облилась слезами (по большей части на свою горькую судьбу), воскликнув:

— Пустите меня без очереди! У меня дома ребенок маленький и кошка от кровотечения умирает!

«Кошка» выскочила у меня совершенно спонтанно и интуитивно: сомневаюсь, что сообщение о толстой облезлой крысе заставило бы бабок так же расчувствоваться.

— Конечно-конечно, деточка! — зашуршали они, расползаясь в стороны. — Иди!

Я примчалась домой, сжимая в руке ампулу с дициноном, как правительственную депешу. Фуджи в позе умирающего лебедя лежала в лотке, но, увидев меня со шприцем и перекошенной физиономией, поспешно ушкандыбала в домик. Пришлось выколупывать ее оттуда, как упыря из склепа.

Гм-м... В общем, с одной стороны -- узнаваемо и мило. С другой -- слишком много показушных эмоций, поэтому читается со скрипом. Вот извиняюсь, но у меня при чтении возникло ощущение, что книга -- не про крыс, а про хозяйку, которая любит крыс и это расписывает. Рекомендовать не буду, решайте сами.

Александр Леонидович Ященко, Хруп Узбоевич. Воспоминания крысы-натуралиста (1903)

И вдруг, как стрела, у меня пронеслась мысль: а, ведь, мы, крысы домовые, мы, собственно говоря, животные растительноядные и только возле человека изменили тому, что было положено нам природой. Да и не мы одни: свиньи, собаки и даже птица разная тоже возле человека изменяют понемногу свои привычки питаться только определенной пищей. И от мыслей о противоположностях, наблюдаемых в природе, я перешла к старым мыслям о том влиянии на природу, которого мало-помалу достиг человек. Эти думы о людях напомнили мне ряд моих друзей, а воспоминание о них повлекло за собой чудные грезы о прошлом: о Вере, о Нюте, о старике Петровиче, о Джуме и его хозяевах... Эти воспоминания, наконец, перешли в сон, и я заснула в своем странном убежище на спине верблюда так же мирно, как в былое время в углу за печкой или в войлоке походного ящика рядом с Джумой.

Трудно себе представить, что за шум поднялся поутру, когда нашли мешок прогрызенным и опорожненным.

Хозяин меха (так зовут упомянутый мешок из цельной шкуры барана) выходил из себя и грозил кулаками неведомому вору. Мне казалось, что он обвинял в этом кого-нибудь из верблюдов, так как тщательно рассматривал следы возле своего тюка. Правды он не узнал, и это, видимо, его очень огорчило. Видя все это сквозь прутья своей корзины, я все-таки не винила себя. Ведь, всякий на моем месте поступил бы не иначе. Вот она борьба за существование, о которой беседовали не раз мои два приятеля.

Где-то они? Где Джума? Где все вы, мои добрые друзья... Ваш Хруп и Узбой едет вновь в неведомые страны к неведомым людям.

Караван тронулся в путь, и корзина закачалась. Это очень неприятное обстоятельство, и я предпочла бы всякое другое путешествие, но у меня не было никакого выбора.

Просто не хочется описывать пути моего по этим местам, населенным незнакомыми людьми в халатах: до того места эти были похожи одно на другое. Правда, много было перемен на дороге и даже очень серьезных, но общий тон жизни моей был один и тот же.

Я прибыла с этим караваном в какое-то селение, где тоже был базар, были постройки, в которых жили люди, была вода, хотя и грязная, даже на улицах в канавах. Но вечный страх за свою жизнь и боязнь явиться на глаза людей заставляли меня прятаться, перебегая из одного убежища в другое, подчас не выбирая. Удрав из корзины при разгрузке каравана в селении, я попала сначала в базарную лавку, где прожила в некотором довольстве двое суток. Неожиданно для себя вновь очутилась на спине верблюда, когда хозяин лавки, забрав свой скарб, уехал к себе, увозя меня с собой.

Книга детская и 1903-го года, так что специфична. Рекомендовать не буду, но мне разок прочесть было интересно.



http://warrax.net/rats/articles/books.html




Tags: крысы
Subscribe

Posts from This Journal “крысы” Tag

promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments