Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Category:

Пушкин на Кавказе

Оригинал взят у analitic в Пушкин на Кавказе

72da2d53c753c26e9994a82be63be3b9

Петербург
Александр Сергеевич Пушкин бывал на Кавказе дважды: в 1820 и в 1829 годах. Первый раз он попал туда, можно сказать, случайно, уезжал из Петербурга Пушкин совсем с другими целями. А вот во второй раз поэт ехал на Кавказ уже совершенно осознанно. И если в первую поездку Пушкин ограничился посещением Кавказских Минеральных Вод, то во вторую поэт практически достиг границы с Турцией.

Александр Пушкин в июне 1817 года окончил Царскосельский лицей. Вышел оттуда он в чине коллежского секретаря и был определен в Коллегию иностранных дел. В 1819 году Пушкин вступил в члены литературно-театрального сообщества «Зеленая лампа», которым руководил «Союз благоденствия». Поэт не участвовал в деятельности первых тайных организаций, но он был связан дружескими узами со многими активными членами декабристских обществ, а также писал политические эпиграммы и стихи.

Весной 1820 года Пушкина вызвали к военному генерал-губернатору Петербурга графу М. А. Милорадовичу для объяснения по поводу содержания его стихотворений (в том числе эпиграмм на Аракчеева, архимандрита Фотия и самого Александра I), несовместимых со статусом государственного чиновника. Шла речь о его высылке в Сибирь или заточении в Соловецкий монастырь. Лишь благодаря хлопотам влиятельных друзей, прежде всего Карамзина, удалось добиться смягчения наказания. Его перевели из столицы в Екатеринослав (Днепропетровск, ныне Днепр), где в это время находилась канцелярия главного попечителя и председателя Комитета об иностранных поселенцах Южного края России генерал-лейтенанта И. Н. Инзова.

6 мая 1820 года поэт покинул северную столицу. До Царского Села его провожали А. А. Дельвиг и П. Л. Яковлев.

Екатеринослав
17 или 18 мая Пушкин прибыл в Екатеринослав. Там, после купания в Днепре, он заболел лихорадкой. В то время через город проезжал прославленный герой Отечественной войны 1812 года генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский, которому медиками было предписано лечение на Кавказских минеральных водах. Вместе с генералом ехали на Кавказ и его младшие дети: дочери Софья и Мария, а также младший сын Николай, уже имевший чин ротмистра лейб-гвардии Гусарского полка, давний приятель Пушкина еще по Царскому Селу. Николай Раевский обнаружил больного Пушкина в бреду, без лекаря.

С разрешения Инзова Раевские взяли Пушкина с собой на Кавказские Минеральные Воды. Путешественники выехали из Екатеринослава утром 28 мая. Пушкина сначала поместили с младшим Раевским в коляске, а потом генерал взял его к себе в карету, потому что его сильно трясла лихорадка.

Таганрог
Утром 30 мая путники достигли Таганрога, где обедали и ночевали у градоначальника на Греческой улице. Дом этот сохранился, теперь это здание № 40 по улице III Интернационала (в нем в ноябре 1825 года умер Александр I). Фасад украшает памятная доска: «В этом доме в июне 1820 года останавливались по дороге на Кавказ великий поэт А. С. Пушкин и герой Бородинского сражения 1812 г. генерал Н. Н. Раевский».

31 мая рано утром Пушкин и Раевские оставили Таганрог и отправились далее — на Ростов и Нахичевань. Вечером того же дня путники прибыли в станицу Аксай и остановились там на ночлег. А на следующий день отправились в Новочеркасск. Оттуда предстоял шестидневный путь по конному тракту Новочеркасск — Ставрополь и далее до города Георгиевска.

Ставрополь
4 июня приехали в Ставрополь и остановились для кратковременного отдыха и смены лошадей. Ставрополь в первое посещение Пушкина был уездным городком и лишь в 1822 году преобразован в центр Кавказской области. Он построен на высокой горе. Все лучшие здания, казенные и частные, находились на вершине горы, а худшие — на скате. С высоты крепости путешественники могли наблюдать живописные окрестности города и величавый Эльбрус.

Георгиевск
5 июня к обеду добрались до Георгиевска. Построенный в 1777 году при учреждении Кавказской губернии, город в 1802 году был наименован губернским. От Георгиевска предстояли последние 40 верст до Горячих вод (так до 1830 года назывался Пятигорск).

Горячие воды
6 июня 1820 года Пушкин и Раевские прибыли на Горячие воды. Там путешественников встретил недавно прибывший сюда для лечения старший сын генерала — полковник Ряжского пехотного полка Александр Николаевич Раевский. Он и снял для них дом в Константиногорской крепости, что в трех верстах от Горячих вод.

Оттуда они совершали ежедневные переходы к горячим серным источникам, устроенным, по словам поэта, в наскоро построенных лачужках. «Источники, большей частью в первобытном своем виде, били, дымились и стекали с гор по разным направлениям, оставляя по себе белые и красноватые следы. Мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки», — писал Пушкин.

Каррас
Вместе с Раевским Пушкин побывал в немецкой колонии Каррас у подножья горы Бештау. Она была основана в 1802 году миссионерами с целью распространения протестантской религии среди местного населения. Колония в то время состояла из нескольких домов, расположенных по одной улице в полверсты длиною.

«Эти оригинальные поездки, — писал первый биограф Пушкина П. И. Бартенев, — эта жизнь, вольная, заманчивая и совсем непохожая на прежнюю, эта новость и нечаянность впечатлений, жизнь в кибитках и палатках, разнообразные прогулки, ночи под открытым южным небом, и кругом причудливые картины гор, новые, невиданные племена, аулы, сакли и верблюды, дикая вольность горских черкесов, а в нескольких часах пути упорная, жестокая война с громким именем Ермолова, — все это должно было чрезвычайно как нравиться молодому Пушкину».

Железные воды
3 июля Пушкин и семья Раевских приехали на Железные воды, расположенные у подножья и на склонах Железной горы. Дорога из Горячих вод шла между склонами Машука и Бештау. Путники поселились в «калмыцких кибитках» на склоне горы. Железноводска-города тогда еще не было. Пушкин провел на Железных водах около трех недель.

Кисловодск
26 июля Пушкин и Раевские переехали в Кисловодск. Дорога к нему шла правым берегом Подкумка по пустынным местам разоренных горских аулов. Кисловодск тех времен — небольшое селение с пятиугольной крепостью, построенной в 1803 году для удобства и защиты приезжающих пользоваться кислыми водами (нарзаном).

В семье Раевских Пушкин провел на Кавказе «счастливейшие минуты жизни». Генерала он любил за «ясный ум, с простой, прекрасной душою». С его младшим сыном, Николаем, поэта связывала давняя друж6а. Ему он посвятил поэму «Кавказский пленник».

В сентябре 1820 года Пушкин писал брату: «Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. Дикие черкесы напуганы; древняя дерзость их исчезает. Дороги становятся час от часу безопаснее, многочисленные конвои —излишними… Видел я берега Кубани и сторожевые станицы —любовался нашими казаками. Вечно верхом; вечно готовы драться; в вечной предосторожности! Ехал в виду неприязненных полей свободных, горских народов. Вокруг нас ехали 60 казаков, за нами тащилась заряженная пушка с зажженным фитилем. Хотя черкесы нынче довольно смирны, но нельзя на них положиться; в надежде большого выкупа — они готовы напасть на известного русского генерала. И там, где бедный офицер безопасно скачет на перекладных, там высокопревосходительный легко может попасться на аркан какого-нибудь чеченца. Ты понимаешь, как эта тень опасности нравится мечтательному воображению».

5 или 6 августа Пушкин и Раевские вернулись на Горячие воды и далее направились в Крым, где их ждали жена генерала и его дочери Екатерина и Елена. Лишь в сентябре Пушкин прибыл в Кишинев к месту службы.

Вторая поездка. Петербург
Спустя девять лет А. С. Пушкин снова собрался на Кавказ, но на этот раз уже целенаправленно. Эта поездка соответствовала творческим замыслам поэта — завершить роман «Евгений Онегин» главой о декабристах с яркой панорамой освободительного движения первой четверти XIX века. Встреча с разжалованными декабристами входила в его планы, на Кавказ было сослано около 40 человек. Неприятности личного порядка — неудачное сватовство к Наталье Гончаровой — ускорили его отъезд на Кавказ.

Самовольно, без разрешения властей поэт решился ехать на Северный Кавказ и далее в Закавказье. 4 марта 1829 года Пушкин взял подорожную в канцелярии петербургского военного губернатора.

9 марта Пушкин покинул Петербург и через Москву выехал на Кавказ. Во время путешествия он вел путевые записки, опубликованные в 1836 году под названием «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года».

Ставрополь
14 мая Пушкин был в Ставрополе. Прежние впечатления от Кавказа еще оставались свежими в памяти поэта. «В Ставрополе увидел я на краю неба облака, поразившие мне взоры ровно за девять лет. Они были все те же, все на том же месте. Это — снежные вершины Кавказской цепи». Ставрополь мало изменился за прошедшие годы.

Горячие воды
В Георгиевске Пушкин свернул с прямого пути на Владикавказ для заезда на один день в Горячие воды. Там он обнаружил большие перемены: «Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склонению Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные цветники, мостики, павильоны. Ключи обделаны, выложены камнем; на стенах ванн прибиты предписания от полиции; везде порядок, чистота, красивость… Признаюсь: Кавказские воды представляют ныне более удобностей; но мне было жаль их прежнего дикого состояния; мне было жаль крутых каменных тропинок, кустарников и неогороженных пропастей, над которыми, бывало, я карабкался».

Екатериноград
17 мая Пушкин прибыл в Екатериноград (ныне станица Екатериноградская). Оттуда поэт отправился в дальнейший путь до Владикавказа и Ларса, где оканчивались границы Северного Кавказа. «С Екатеринограда начинается военная Грузинская дорога; почтовый тракт прекращается. Нанимают лошадей до Владикавказа. Дается конвой казачий и пехотный и одна пушка. Почта отправляется два раза в неделю, и приезжие к ней присоединяются: это называется оказией. Мы дожидались недолго. Почта пришла на другой день, и на третье утро в девять часов мы были готовы отправиться в путь… Потянулись коляски, брички, кибитки солдаток, переезжающих из одной крепости в другую… Дорога довольно однообразная, равнина, по сторонам холмы. На краю неба вершины Кавказа, каждый день являющиеся выше и выше. Крепости, достаточные для здешнего края, со рвом, который каждый из нас перепрыгнул бы в старину не разбегаясь, с заржавленными пушками, не стрелявшими со времен Гудовича…», — писал Пушкин в «Путешествии в Арзрум».

Татартуп
Недалеко от поста Уруховского Пушкин посетил развалины аула Татартупа на левом берегу Терека, напротив осетинского селения Эльхотово. «Справа сиял снежный Кавказ; впереди возвышалась огромная лесистая гора; за нею находилась крепость. Кругом ее видны следы разоренного аула, называвшегося Татартупом и бывшего некогда главным в Большой Кабарде. Легкий одинокий минарет свидетельствует о бытии исчезнувшего селения. Он стройно возвышается между грудами камней, на берегу иссохшего потока. Внутренняя лестница еще не обрушилась. Я взобрался по ней на площадку, с которой уже не раздается голос муллы», — писал Александр Сергеевич.

Владикавказ
21 мая Пушкин прибыл во Владикавказ и оставался в нем двое суток. «Мы достигли Владикавказа, прежнего Капкая, преддверия гор» — писал он. Пушкин не оставил описания Владикавказа. В окрестностях Владикавказа поэт посетил осетинский аул, где наблюдал национальный обряд похорон: «Около сакли толпился народ. На дворе стояла арба, запряженная двумя волами. Родственники и друзья умершего съезжались со всех сторон и с громким плачем шли в саклю, ударяя себя кулаками в лоб. Женщины стояли мирно… Один из гостей взял ружье покойного, сдул с полки порох и положил его подле тела. Волы тронулись».

Ларс
23 мая Пушкин с «оказией» выехал по Военно-Грузинской дороге и остановился для ночлега в Ларсе. На другой день поутру отправились далее, и в семи верстах от Ларса взгляду поэта явилась изумительная картина Дарьяльского ущелья, напоминавшая ему «Похищение Ганимеда», картину Рембрандта. Пушкин находился у порога Грузии. Оканчивалось его двухнедельное путешествие по Северному Кавказу.

Тифлис
На границах с Турцией шла в это время война за освобождение народов Закавказья от турецкого ига. По Военно-Грузинской дороге Пушкин проследовал в Тифлис и далее в действующую армию. Там служили друзья его юности Н. Н. Раевский-младший и В. Д. Вольховский, брат Л. С. Пушкин, декабристы И. Г. Бурцов, В. Д. Сухоруков, 3. Г. Чернышев, М. И. Пущин, Н. Н. Семичев, А. С. Гангеблов и др. Большинство из них были разжалованы в рядовые и только кровью могли облегчить свою участь. Действующую армию Пушкин покинул в двадцатых числах июля 1829 года и 1 августа был уже в Тифлисе.

Кисловодск
Из Тифлиса Пушкин отправился опять на воды. 10 августа он был во Владикавказе, а 15 августа достиг Горячеводска. Пушкин пробыл там более недели и около 20 августа прибыл в Кисловодск.

Сохранилась выписка из журнала принимаемых посетителями ванн, согласно которой за период с 21 августа по 6 сентября Пушкин принял 19 ванн, за которые было уплачено 19 рублей. В начале и в конце поэт принимал по одной подогретой ванне в день, а в середине курса лечения в течение пяти дней (с одним перерывом) принимал по две.

В Кисловодске сохранился двухэтажный дом с длинными деревянными галереями (по улице Коминтерна, 5), где, по свидетельству М. И. Пущина, останавливался Пушкин. Дом этот принадлежал историку и помещику А. Ф. Реброву; впоследствии он подвергся значительным переделкам.

8 сентября 1829 года Пушкин заявил «в комендантском управлении при Горячих минеральных водах» свою подорожную и в тот же день выехал в обратный путь.

via


Tags: Пушкин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo slavikap май 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment