Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Categories:

ГЕОРГИЮ БУРКОВУ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 80 ЛЕТ

PR20130522174500

ТОТ, КОТОРЫЙ НИКОГДА НЕ ПЬЯНЕЛ

А прожил артист всего 57, оставив о себе память как о философе и аске­те, мечтателе и идеалисте
Коронные фразы из его киноработ – та­кие как «Я никогда не пьянею» или «Я за ма­шину Родину продал» – давно живут своей отдельной жизнью. Георгий Бурков снялся в 85 фильмах, 21 ленте киножурнала «Фи­тиль», сыграл в 13 спектаклях и озвучил 21 мультфильм. Но у обаятельного актера почти не было главных ролей. Зато его вто­ростепенные персонажи нередко привле­кали к себе большее внимание, чем образы героев. На экране артист часто представал в образе чудака и выпивохи. Но в реальной жизни его погубила не страсть к выпивке. Дома у Георгия Ивановича была большая библиотека, он полез на верхнюю полку за книжкой, но не удержался и упал на под­локотник дивана, сломал бедро. В больнице выяснилось, что из-за перелома оторвался тромб. Чтобы поставить точный диагноз, хи­рург из соседнего корпуса шел к нему шесть часов. Врачам тогда влепили выговор и ли­шили 13‑й зарплаты за то, что не спасли ар­тиста.





СИБИРСКИЙ САМОРОДОК
Страстно мечтая о профессии актера, Бур­ков еще в юности разработал план самоо­бразования. «До ночи пропадал в городской библиотеке, заглатывая книги, как удав – кро­ликов», «Это только внешне Жора шатай-бол­тай был, а по сути – ходячая энциклопедия: не имея диплома, знал больше иного профес­сора», утверждают все его знакомые. Но выс­шего образования Бурков так и не получил, актерского – тоже. Его регулярные провалы на экзаменах в театральные вузы объяснялись просто. «С точки зрения профессионалов, у Жоры был дефект дикции: это не шепеля­вость и не картавость, а не всегда разборчивая речь, которую можно заметить и на экране, – говорил театральный критик и друг семьи Ви­талий Вульф. – От внимания коллег его недо­статок тоже не ускользнул, некоторые даже высказывали ему это в лицо. И он боролся со своим изъяном как настоящий трудоголик, очень много работая над собой».
Таким упорным самоучкой 32‑летний пер­мяк, служивший актером в театре Кемеро­во, и попался на глаза главному режиссеру московского Театра им. Станиславского Борису Львову-Анохину. К тому времени си­бирский самородок успел поработать на нескольких провинциальных сценах, несколько раз подряд провалиться на всту­пительных экзаменах во МХАТ и в ГИТИС, поступить на юрфак университета в родной Перми и бросить его. Но на сей раз, пока­завшись художественному совету в роли По­прищина в гоголевских «Записках сумасшед­шего», талантливый провинциал произвел неизгладимое впечатление.
– Какое у вас театральное образование? – спросил Львов‑Анохин.
– Никакого, разве по игре не видно? – от­ветил Бурков.
Рассмешивший худсовет новичок был зачислен в труппу театра. Ему дали место в общежитии и роль в новой постановке. Но утром в день премьеры в общежитии нео­жиданно объявился приятель из Кемерово. Встречу решили обмыть… В результате пер­вую в жизни Буркова столичную премьеру пришлось отменить. Директор театра тут же вывесил приказ об увольнении несостоявше­гося дебютанта. Спас его главреж, которо­му жаль было терять самобытного артиста. В 1964 году он дал Буркову шанс, оставив в театре на испытательный срок вне штата. Оклад в 100 рублей Борис Александрович обещал выплачивать актеру лично. В день первой получки Бурков постучался в каби­нет главрежа – а Львов‑Анохин и думать забыл о его жаловании. «Зарплата сегод­ня!» – мрачно напомнил артист забывчивому начальству. Борис Александрович смутился, засуетился, полез за кошельком и отсчитал купюры. Обоим было так неловко, что с тех пор Георгий Иванович никогда первым не за­говаривал о деньгах. В быту он был непри­хотлив, его не интересовала материальная сторона жизни вообще. Он был домашним, семейным человеком. «Я не знаю ни одного даже легкого его увлечения, – говорит друг детства Виктор Мызников. – Жора был со­вершенно не ходок, семья, дочка – вот кого он любил. Одевался в то, что купит супруга, ел только то, что она приготовит, столовался дома и терпеть не мог банкетов».
ЦИРК НА СВАДЬБЕ
Они познакомились в Театре им. Ста­ниславского. Таня работала там и училась на первом курсе щукинского училища. «В од­ном спектакле я должна была играть дочь, а Бурков – отца, – вспоминает Татьяна Уха­рова. – Он был очень смешной. Послушный сын носил все, что ему шила мама: на нем были суконные брюки, красный свитер в бе­лую точечку и фиолетовый пиджак в клетку. Очечки, волосы набок, губы эти его… Он был такой наивный, просто якобинец! Мы быстро подружились, а потом он сказал: «Я хочу, чтоб ты вышла за меня замуж». И я сразу ответи­ла: «Да». Для меня лучшего мужчины и быть не могло. В театре смеялись, не понимали моего выбора. Но когда он сыграл свою пер­вую роль – все схватились за голову: никто не мог предположить в нем такого дара».
Бурков поначалу получал за спектакль всего рубль пятьдесят. Если не находилось пяти копеек на метро, шли на работу пеш­ком от метро «Аэропорт». Танины родители не понимали этого брака: зачем он ей такой нужен – из провинции, без денег? К тому же ей всего 19, а он – на 13 лет старше. При­шлось молодым скитаться по углам. Татьяна взяла из театра реквизитный матрас, на нем и спали. Молодая жена была худенькая и вы­глядела как пионерка. Когда она забереме­нела, прохожие на улице стыдили Буркова и называли его растлителем.
«Свадьба у нас была потрясающая, – улыбается прошлому Татьяна Ухарова. – На мне – выпускное платье и рваные туфли, в которых я все время палец прятала, ему тоже еле-еле нашли рубашку. С утра я пошла в парикмахерскую, и мне соорудили на го­лове «корзиночку». Возвращаюсь, а Жора с другом уже немножко навеселе. Вдруг он говорит: «Я не пойду с тобой никуда, пока не смоешь свою прическу». Я плача пошла мыть голову. В загсе его еще сильнее раз­везло, и настроение у меня вообще пропало. Когда сказали: «Жених, можете поцеловать невесту», Жора… стал на меня падать! Он же выше меня намного, и я его еле удержала. Поняв, что падает, Жора стал меня обнимать, схватил в охапку… Тогда мне не до смеха было. Я же сбежала с собственной свадьбы. Мы приехали домой, он стал очень смешно рассказывать гостям про мою прическу. При этом он ерничал над собой, но я тогда его еще не понимала, и его рассказы показались мне обидными. В сердцах скомкала свиде­тельство о браке, выкинула в окно и ушла. Сходила в цирк. Вечером не знала, куда де­ваться. Жора открыл дверь и сказал: «О, жена моя вернулась!» – так радостно, будто ниче­го не было. На следующий день рано утром я пошла на рынок, приготовила суп с белыми грибами – и так вот 25 лет и готовила. В быту Жора был беспомощен до безобразия. Од­нажды я на три дня задержалась на даче, еду на каждый день разложила по полочкам. Ког­да вернулась, на столе стояли три сковород­ки из-под яичницы».
ОН В БЕЛОМ, А ВСЕ – В КОРИЧНЕВОМ
Выпить Георгий Иванович любил, этого никто из близких не отрицает. В 1973 году он написал в дневнике: «Вот уже скоро ме­сяц, как меня лечат от хронического алкого­лизма. Лечат все, начиная от жены и кончая доктором К., общепризнанным авторитетом на алкогольном фронте. С врачами я бесе­дую сдержанно, всячески выгораживая себя и облагораживая свои запои».
Когда на Буркова обрушилась популяр­ность, он не мог поверить, что теперь это – его жизнь. Татьяна любит вспоминать смешной эпизод. У Сергея Соловьева Георгий Ивано­вич снимался в картине «Предложение» вме­сте с Анатолием Папановым и Екатериной Васильевой. Отличная была компания – все молодые, веселые. Однажды Бурков явился домой после съемки очень поздно. Жена его долго ждала, внутри уже все клокотало. От­крыла дверь, а он стоит – в канотье, в белом смокинге, нога за ногу, в руке тросточка. «Ну, и что я говорил? – улыбается. – Я в белом, а вы все в коричневом!». Посмеялись, ну как на такого сердиться…
Но кураж быстро сменился разочаровани­ем. Он мечтал о Дон Кихоте и Гамлете, а ему предлагали роли пьяниц и недотеп. «Играть я имею право только роли масштабные и год­ные для открытий», – писал Бурков в дневни­ке. Он ушел от Олега Ефремова, и оба ни разу не обмолвились о причинах разлада. Не смог простить несправедливости и Татьяне Доро­ниной: из-за инфаркта не поехал на гастроли в Украину, а она объявила, что артист Бурков испугался радиации. Даже на Эльдара Ряза­нова копилась обида. Начало их творческому союзу было положено ролью алкоголика Пети в фильме «Зигзаг удачи». У него же Бурков сыграл компанейского парня Мишу в «Иро­нии судьбы, или С легким паром», нелепого лгуна Федяева в «Стариках-разбойниках», трагикомического «предателя Родины» в «Га­раже», холуйствующего плебея в «О бедном гусаре замолвите слово» и еще одну неболь­шую роль в «Забытой мелодии для флейты». Работая над картиной «О бедном гусаре…», Бурков мечтал о роли Афанасия, но ее по­лучил Леонов. Режиссер очень любил Бур­кова, но не представлял его главным геро­ем. Лишь последняя роль, которую Рязанов предложил Буркову, была главной. Сцена­рий ему принесли уже в больницу, и артист страшно обрадовался. Но сыграть хромого президента нищих в «Небесах обетованных» была не судьба (в этой роли снялся Валентин Гафт) – не хватило жизни.
Разбирая бумаги мужа, вдова прочла мно­го суровых слов – и о тех, кто жив, и о тех, кто умер. Бурков никогда не высказывал оби­ды вслух, но без купюр доверял их бумаге (в частности, очень жестко писал о том, что творилось в «Современнике»). Он не соби­рался обнародовать свои записи, поэтому изрядная их доля не вошла в книгу «Хроника сердца», разрешение на которую дала изда­тельству вдова актера: за скобками осталось все, что могло кого-то задеть. После похо­рон в личных записях Буркова обнаружился еще один любопытный документ: программа действий на будущее аж до 2001 года. Геор­гий Иванович распланировал свою жизнь на 11 лет вперед! Он мечтал снять кинотри­логию: первая часть – «Малая халтура» – о те­атральной жизни в провинции; вторая часть – «Большая халтура» – о театре в Москве; третья часть – о том, как компартия уходит в подполье и за городом собирает свои съе­зды. «Не бойся, – говорил он жене, – сначала меня посадят в тюрьму, а потом дадут «Оска­ра».
Была у него еще одна тайная боль – доч­ка Машенька. «Она очень хорошая актриса, но так похожа на Жору, – говорит Татьяна Уха­рова, – сосредоточенная, созерцательная, домашняя, не настырная, и это плохо для нашего времени». Школу-студию МХАТа дочь окончила как раз в тот момент, когда артисты были никому не нужны. Сейчас Маша вына­шивает планы создания фонда имени Бур­кова – для помощи артистам, приехавшим из провинции. В личной жизни тоже не все гладко: брак с сыном Петра Вельяминова оказался недолгим – разошлись, когда Маша была беременна, Сергей отказался от прав на ребенка, и маленький Жора носит фа­милию Бурков. Тезка-внук появился на свет в родильном отделении Первой градской больницы – той самой, где умер его дед.
ДОСЬЕ
Георгий Бурков родился 31 мая 1933 года в Перми. Окончив СШ № 49, учился на юри­дическом факультете Пермского государ­ственного университета (1952–1956 гг.), в вечерней студии при Пермском драма­тическом театре (1955–1958 гг.). Работал в театрах Перми, Кемерово, Березников и других городов. С 1965 г. – актер драма­тического театра имени К. Станиславско­го, в 1970–1971 гг. – театра «Современ­ник», с 1980 г. – МХАТа имени М. Горького, в 1984–1987 гг. – театра имени А. Пушкина. С 1988 г. – художественный руководитель Центра культуры имени В. Шукшина. В по­следние годы жизни «обкатал» режиссер­ский мегафон, дебютировав в качестве постановщика в картине «Байка», в которой сыграл наконец главную роль.
Заслуженный артист РСФСР (1980 г.).
Умер 19 июля 1990 г. (диагноз – тром­боэмболия). Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.
Tags: актеры
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Уколись - спаси бабушку!

    Автор одного гениального поста из серии "Уколись - спаси бабушку" забанил меня и поудалял мои коменты. Чем и расписался в своей полной…

  • Привет, Чак! Hi, Chuck!

    18 октября 1926 года в этот мир пришел человек, оставивший неизгладимый след в мировой музыке. Чака Берри называют отцом рок-н-ролла. Его…

  • Прививки увеличивают смертность?

    Вопрос стаду: не пора ли нам уволить ветеринара? Заголовок, что называется, "кликбейтный". Если бы я захотел разместить пост с таким…

promo slavikap май 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments