Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Categories:

О ворах в законе, тюрьмах и их обитателях.. (3 статьи)

Оригинал взят у bolivar_s в О ворах в законе, тюрьмах и их обитателях.. (3 статьи)

На каком жаргоне в России общаются женщины-зэки

Быт российских женщин в неволе во все времена значительно отличался от особенностей существования в мужских тюрьмах и лагерях.

Во всяком случае, в плане межличностного общения – к примеру, если на мужской зоне пассивные содомиты были по определению париями, то «ковырялок» в женских лагерях никто  и не думает унижать.

В лексиконе обитательниц женских лагерей сравнительно немного слов, которые не употребляются в других местах лишения свободы.

«Старушка» «параша»

Название отхожего места в МЛС, пожалуй, наиболее популярное жаргонное слово из лексикона дореволюционных арестанток, дошедшее до современников. Описывая быт женских тюрем (чаще это воспоминания хорошо образованных революционерок), бывшие осужденные упоминают об этой бадье, используя именно общеупотребительный жаргонизм. Впрочем, емкость для нечистот так всегда именовалась и в мужских тюрьмах.

Подразделение на «рублевых»

В сталинском ГУЛАГе женщины-заключенные зачастую становились сексуальными рабынями для сотрудников администрации лагеря. В зависимости от степени внешней привлекательности они делились на «рублевых», «полурублевых» и «пятиалтынных» («пятнадцатикопеечных»). В частности, подобная «градация» имела широкое распространение на Соловках. Эти «статусы» были в ходу в жаргоне узниц советских лагерей времен 20 – 50-х годов. «Рублевые» пользовались особыми привилегиями на зоне – их не отправляли на общие работы, такие зечки получали дополнительное питание.

Отказ от сожительства с «кумовьями» был чреват большими проблемами – такую заключенную начальство начинало целенаправленно гнобить и третировать. Вариантов отмщения в условиях заключения было множество. Как правило, в подобной ситуации женщины ставились перед выбором: либо спать с представителем лагерной администрации, либо сгинуть на изнурительных общих работах.

От «мамок» до «коблов»

Термин «мамки» применительно к женщинам-заключенным в лагерной женской «фене» один из «старожилов» – в неволе рожали во все времена. «Мамки» подразделяются на тех, кто зачал в зоне и на осужденных, «заехавших» в МЛС «с животом» с воли. Беременели в местах лишения свободы чаще всего для облегчения условий содержания.

В современной женской зоне самый первый термин, с которым сталкивается каждая вновь прибывшая – это «старшая». «Старшая» – главная в отряде (или камере). От нее зависит многое в лагерной жизни осужденных, соответственно, и спрос со «старшей» большой. Такие начальницы по определению в хороших отношениях с администрацией, поэтому нередко «стучат» на неблагонадежных сиделиц. В женской зоне свои порядки, и подобное поведение «старшим» сходит с рук.

«Семья», «семейницы» – обозначения групп женщин-заключенных, организующих совместный быт. «Семейниц» может быть двое и больше. Интуитивно стремящиеся к созданию подобия семьи, женщины в заключении понимают, что вместе переживать неволю легче, чем поодиночке.

Извращенное подобие семьи в женской зоне – это «коблы» (активные лесбиянки) и «курочки», «ковырялки» (пассивные). Вопреки распространенному мнению, лесбийские отношения в женских МЛС не так уж и распространены. В основном, однополую любовь практикуют женщины с большими сроками и имевшие подобный опыт на воле.

Забитых, туповатых осужденных в женских зонах именуют «колхозницами», а опустившихся, слабовольных – «бычкососки» (то есть, подбирающими окурки).

В целом же в женском коллективе осужденных гораздо меньше агрессии, чем в мужском и поэтому «свой» тюремный сленг там не так широко распространен – чаще всего в отрядах и камерах просто вводится запрет на употребление «фени», и «старшая» строго следит за выполнением данного требования.    http://russian7.ru/post/na-kakom-zhargone-v-rossii-obshhayutsya-zhen/


public domain
Как принято хоронить вора в законе: обычаи и обряды

Когда выходит репортаж о похоронах вора в законе, в нем непременно говорится о горе цветов и венков и роскошном памятнике на известном кладбище. Но так криминальных авторитетов хоронили не всегда.

Воры в законе начали появляться в Советском Союзе в 30-е годы. Быстро сформировался своеобразный кодекс чести, согласно которому коронованный вор не должен шиковать, обзаводиться семьей, заниматься честным трудом. Приветствовались долгие отсидки, умение хорошо играть в азартные игры. В 1940-1950 годах не могло быть и речи о мраморных памятниках, траурных кортежах и прибытии на похороны знаменитых артистов. Многие воры сидели в тюрьмах десятилетиями и находили последний приют на тюремных кладбищах.

В начале 50-х количество воров в законе сильно уменьшилось после внутренних войн между авторитетами старой и новой формаций. К тому же начали создаваться колонии специально для «законников», где их заставляли работать и тем самым нарушать кодекс. В соликамской колонии «Белый лебедь» похоронены тысячи заключенных. Скончавшемуся вору рыли могилу другие, гроб – самый простой, из еловых досок. Вместо роскошного катафалка – тюремный «ГАЗ». Покойного и сейчас согласно правилам распорядка хоронят в тюремной робе. Никаких прощальных речей, вместо памятника – столбик с номером, без имени и дат.

Отсюда, по-видимому, и появилось правило: у вора в законе нет могилы. Могила есть, но найти ее сложно и отличительных знаков на ней нет. Значит, такой вор, как и положено, провел в жизнь в тюрьме и похоронен как заключенный. По легенде в Соликамске есть только одна именная могила: памятник Васе Бриллианту.

Похороны с шиком

Через несколько десятилетий ситуация начала меняться. Сначала в южных республиках СССР, а потом по всей стране воров в законе начали хоронить с размахом. В 90-е и начале 2000-х в России правоохранительные органы нередко даже не появлялись на похоронах авторитетов.

Кремируют воров в законах редко – в основном это традиционные похороны. Гробы заказываются специально. Часто это гроб из красного дерева, с позолотой.

Прощаются с усопшим сначала люди из дальнего круга - приехавшие представители криминального мира среднего звена. Затем наступает очередь родственников. Последними к гробу подходят воры в законе. Иногда они прощаются заранее, в ночь перед похоронами, чтобы лишний раз не светиться перед правоохранительными органами, сотрудники которых снимают происходящее.

Кресты и монументы

Появилась и новая традиция: скончавшихся начали хоронить на лучших кладбищах. На исторических кладбищах, таких как Ваганьковское, получить место можно, если там похоронен кто-то из родственников. И перед похоронами вора оказывалось, что там уже лежит его мать, отец или кто-либо еще из его близких. Если покойный был верующим (что часто случалось), то устанавливался крест.

Костю Могилу (Константина Яковлева) отпевали в Александро-Невской лавре. На похоронах присутствовали помимо братков и представители власти. На его могиле был установлен памятник стоимостью более полумиллиона долларов - крест, который обнимает сам Могила. У подножия высечена цитата из Ахматовой: «Меня предавших в лоб целую, а не предавшего - в уста».

Установка подобных памятников, изображающих покойного, или целых беседок из дорогого камня – это еще одна довольно новая традиция.

Могила знаменитого Япончика (Вячеслава Иванькова) расположена недалеко от могил Есенина и Высоцкого. Около памятника (реалистичного, изображающего вора) всегда лежат свежие цветы. К могиле даже водят экскурсии.

О похоронах Япончика ходят легенды: говорят, что на грудь ему положили большой крест, в руку – колоду крапленых карт, а в гроб – две пачки денег. В других источниках сказано, что ему положили в гроб иконку с надписью: «Да любите друг друга». Всю ночь над покойным в храме читали Псалтырь. На похоронной процессии перед гробом несли развернутый российский триколор.

Деда Хасана хотели похоронить рядом с Япончиком, но родственники настояли на церемонии в Грузии. Однако грузинские власти намекнули, что «высоким гостям» гарантий безопасности дать не могут, и похороны решили устроить в Москве. Однако место на знаменитых кладбищах быстро достать не получилось. В результате могила вора в законе находится на Хованском кладбище. Ритуал похорон Хасана был необычным: его похоронили в земле, прочитали молитвы, но потом на могиле разожгли костер по обычаю езидов, считающих огонь священным. После того как пламя потухло, на этом месте поставили православный крест.

Есть мнение, что эпоха воров в законе уходит. Неизвестно, так ли это. Но даже если нет, криминальный мир продолжит создавать новые обычаи и обряды.    http://russian7.ru/post/kak-prinyato-khoronit-vora-v-zakone/

С какими уголовными статьями лучше не попадать в российскую тюрьму

В тюрьме и на зоне особенно не жалуют тех, кто сидит по позорной статье.

Например, бытует мнение, что получивший срок за изнасилование (ст. 131 УК Российской Федерации, в старом УК - знаменитая 117-я) сразу переходит в разряд опущенных. Но так ли это? И вообще, какие статьи в воровском мире считаются позорными? И есть ли смысл в местах заключения скрывать, что ты имеешь к ним отношение?

В воровском мире нет такого представления, что позорная статья ставит крест на судьбе того или иного человека.  Да, существуют неуважаемые статьи, а именно, сексуальные. Но не каждый, севший по ним, станет опущенным.

Многие авторитеты и воры в законе имели в своей уголовной биографии статью за изнасилование, и часто приговор им выносился по сфабрикованному делу. Советской милиции порой было трудно посадить того или иного авторитета, неважно, какого масштаба - союзного или периферийного. Зацепиться было не за что. Тогда возбуждалось дело на основании показаний некоей потерпевшей. Экспертизы никакие не проводилось. Одного заявления было достаточно, чтобы упрятать человека за решётку. А в тюрьме все как на ладони, не скроешься. Как гласит поговорка: «В камеру ещё не вошёл, а про тебя уже все всё знают».

Поэтому некоторые начинающие авторитеты, получив статью 117, в простонародье называемую «молодёжная», встречали только сочувствие у собратьев. Таким же образом относились и к простым подследственным и заключённым. Если не виноват, то и живёшь спокойно. Так что к началу 1980-х годов в советских тюрьмах к  "изнасилованию" привыкли. Из воров в законе, осуждённых за это дело по ложным обвинениям в молодости, можно выделить таких влиятельных, как Степан Фурман (Стёпа Мурманский), Владимир Тюрин (Тюрик), Виктор Алимпиев (Косолапый), Олег Сухочёв (Сухач), Андрей Трофимов (Трофа), Алексей Александров (Пастор).

Владимир Податев (Пудель), бывший криминальный авторитет, рассказывал, как ему пришлось восстанавливать свою репутацию, когда его посадили за изнасилование на базе сфальсифицированных фактов: «…Хотел повеситься, потому что статья позорная. Как правило,  осужденные по этой статье не имели права голоса и уж тем более не могли стать авторитетами. Сначала у меня возникало на этой почве много конфликтов, в которых я никому не уступал. Затем многие поняли, что со мной лучше не связываться, а ещё через какое-то время я поставил себя так, что со мной стали считаться все без исключения. После того как мне удалось свой авторитет закрепить, я стал оказывать заметное влияние не только на отдельных заключённых, но и в целом на тюрьмы и зоны, где мне приходилось бывать. Я создавал общак, пресекал беспредел со стороны заключённых, привыкших решать вопросы с позиции силы, и противостоял произволу лагерного начальства. Для меня самым важным было в любой ситуации – оставаться человеком».

Позорными также считались статьи за уклонение от лечения венерических болезней, за мужеложство, за развратные действия в отношении малолетних, за убийство близких – отца или матери. Но ещё раз повторю, что дела могли быть сфабрикованными. Пример, бывший приморский авторитет Сергей Клигер (Скорцени). К 40 годам имел две судимости: за развратные действия в отношении несовершеннолетней и за хищение с использованием служебного положения. Карьеру начинал в спорте и даже тренировал баскетбольную сборную Приморья. Должность спортивного функционера помогла ему наладить контакты в околовластных структурах, а зона дала возможность приблизиться к воровской элите. Скорцени был основным посредником между криминальными структурами и цеховиками в советском Приморье. Другой пример, легендарный Отари Квантришвили (Отарик). В 1966 году приговорён Московским городским судом за изнасилование, но срок не отбывал по причине психического расстройства. В 1980 году вошёл в преступную группу знаменитого Вячеслава Иванькова (Япончика). Работал тренером спортобщества «Динамо», где объединил вокруг себя известных борцов, боксёров, каратистов, часть которых впоследствии вошла в состав бандитских группировок.  В преступном мире был уважаем. И не только в преступном. Он был постоянным участником всех значительных светских раутов, запросто общался с людьми из окружения Бориса Ельцина, водил дружбу с мэром Москвы Юрием Лужковым и другими представителями власти, в частности, с генералитетом МВД и спецслужб.

В нынешнее время преступный мир России сильно изменился. Старый принцип, гласящий, что если ты, будучи невиновным, попал в тюрьму по позорной статье, то будешь жить нормально – практически не работает. Иногда липовый приговор служит ещё одним поводом для того, чтобы расправиться с неугодным человеком.   http://russian7.ru/post/samye-preziraemye-v-tyurme-ugolovnye/




Tags: криминал
Subscribe

Posts from This Journal “криминал” Tag

promo slavikap май 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment