Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОМУ

701202Оригинал взят у pravdoiskatel77 в ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОМУ
Оригинал взят у boris_yakemenko в ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОМУ

Госдума почти единодушно одобрила в первом чтении поправку, которая дополняет уже вступивший только что в силу закон о штрафах за матерщину. Любителей мата предлагается штрафовать, фильмы с нецензурной лексикой - не допустить к прокату, а содержащие мат книги - выпускать в целлофановой обертке как порнографию. Недавно уже был принят закон, запрещающий мат в СМИ.

Председатель комитета Госдумы по культуре, режиссер С.Говорухин сообщил коллегам, что авторам законопроекта сложившаяся в литературе, кино и театре ситуация кажется «катастрофической». В конце концов, в «великих фильмах о великой войне» солдаты бежали в атаку не только «с криками “За Родину, За Сталина!”, но умудрялись же снимать без мата и точно передавать атмосферу боя, психологическое состояние солдат». «Потому что за дело брались настоящие художники, а не шелупонь», — подчеркнул Говорухин. - «Конечно, СМИ сейчас начнут кричать: “Цензура!” Ну конечно, цензура. Без нравственной цензуры не живет ни одно уважающее себя государство. И предмет нашего разговора называется “нецензурная брань”. Думаю, вы со мной согласитесь, что нравственные ограничения и есть суть свободы общества», - пресек он возможные кривотолки. Конечно, против был известный несогласный Резник. «Как же мы будем переиздавать Баркова, Пушкина, да и современных авторов - не самых худших: Прилепина, Сорокина, Дину Рубину и так далее? - ужасался Резник, ломая руки. - Я не вижу нормальной логики в том, если мы пришпандорим это предупреждение на собрание сочинений Пушкина - “Осторожно, мат”». В итоге при необходимых 226 голосах за документ проголосовал 441 депутат, еще двое воздержались. http://news.mail.ru/politics/12722369/?frommail=1

Те самые крики о цензуре начались немедленно. Режиссер Т.Кеосаян на «Русской службе новостей» застонал, как ель надломленная: «Это не нужно, потому что ограничивает свободу творчества. Давайте Пушкина теперь запретим, он что, должен быть выброшен из творчества? А кто в Госдуме будет разбираться в писателях. Ошибаются все. Это непродуманно. Я не читал законопроект. Но тут дьявол кроется в деталях – кто будет решать, это творческий замысел или автор не нашел адекватного слова», — сказал он. http://rusnovosti.ru/news/256496/ В этом комментарии и в комментарии Резника все прекрасно и саморазоблачительно. И «матерщинник» Пушкин в одном ряду с порнографом Сорокиным (которого никто не покупает, но надо «переиздавать») и вышибалой, шпаной из подвала Прилепиным, и «я не читал законопроект» и «свобода творчества», ограниченная запретом на мат.

О чем следует сказать? Для начала о том, что мату в литературе еще в начале 1990-х ужасался В.Непомнящий («С веселым призраком свободы» http://magazines.russ.ru/continent/2011/150/n3.html). Уже тогда он говорил о том, что «мат на печатных страницах и порнография на экране и с эстрады — это все борьба за свободу. … Разверзается бездна темноты и невежества. И все - под знаком свободы». Через десять лет после Непомнящего все то, что сейчас обретает статус законопроекта, предлагали в подробностях «Идущие вместе». Отчаянно боролись с матерной шпаной, назначенной «писателями» и «драматургами».
20020206192725.GIF
Предлагали и целлофан, и надписи на любимых писателях Резника «содержит мат и порнографию», и продажу в специализированных местах, и закон. Вот фрагмент обращения «Идущих вместе»: «Мы добьемся того, чтобы книги Сорокина воспринимались только как маргинальная макулатура, для которой на вокзале будет выделен отдельный ларек. И когда к этому ларьку начнут подходить, стыдливо оглядываясь, когда, держа книгу Сорокина в руках, будут прикрывать обложку, когда в приличные дома перестанут пускать тех, кто читает Сорокина и его друзей, когда Сорокин начнет паковать чемоданы - мы будем считать, что наша задача отчасти выполнена».
ISKUS-sorokin-4hi
Тогда была организована их травля и на защиту встали только главред «Литературной газеты» Ю.Поляков, А.Пушков и И.Смирнов. Все. Однако и тогда ни Говорухина, ни нынешних борцов из КПРФ в этом ряду почему-то не оказалось, хотя шум был большой, и не заметить происходящего было нельзя. Наконец, дозрели. «Лучше поздно, чем никому», как говорил один латиноамериканский студент в РУДН.

Теперь что касается «ограничения свободы творчества». Сейчас начнется страшная борьба за мат, борьба за право остаться скотиной. В первых рядах обязательно увидим продавшегося за 500 тысяч Быкова-Зильбертруда, вышибалу Прилепина, Гельмана, Серебренникова и прочих. Почему? Потому что действительно, их свобода это только свобода материться там, где не принято и писать в книгах то, что обычно размещается на стенах общественных туалетов. У Гельмана в том помещении, что ходит у него под названием «кабинет», над головой висит наляпанное малярной кистью на огромный холст то самое сакраментальное слово из трех букв. Эти же слова разного размера, последовательности, художественного исполнения и на разном фоне прихотливо развешаны и по всей конюшенного вида т.н. «мастерской». «Русская матерная картина получила приз на Римском фестивале», - восторгался пару лет назад в одном из журналов «критик» очередным опусом Серебренникова. «Почти нет мата в новой книге Сорокина», - вздыхал в газете знаток фекального словоложества. Шоумен Швыдкой долго выяснял в своей передаче, скоро ли мат окончательно войдет в нашу повседневную жизнь. То есть кроме мата и похабщины им просто нечего предъявить обществу. Об этом же писал и В.Непомнящий: «Жили, жили — угнетенные, обиженные, униженные и оскорбленные, с кляпом во рту — и все это время, надо полагать, должны были вынашивать в оскорбленных своих душах что-то светлое и благородное, высокое и прекрасное. И вот сбылись мечты, кляп выплюнут — и что же повалило изх отверзшихся уст? Словно у сестер Василисы Премудрой: что ни слово, то жаба или змея. Неужели ничего другого за душой и не было, «мастера культуры»? Где же ваша собственная свобода, внутренняя свобода, «тайная», как называли ее Пушкин и Блок? Неужто не глубже штанов? Тоталитарная система была нашей благодетельницей. Все грехи и недостатки можно было списать на нее, нас самих из-за нее не было видно: сплошное «угнетение». А свобода — вещь страшная, безжалостная вещь. Она раздевает нас — и оставляет у всех на виду, какими есть, голенькими. И выходит — один срам». http://magazines.russ.ru/continent/2011/150/n3.html

Поэтому когда хоть кто-нибудь начинает утверждать, что мат – это скотство, что нормальный человек может выразить любую мысль, не обращаясь к лексикону подворотни, современная, по точному выражению В.Князева, «кучка подажных кривляк, выродков нашей эпохи», приходит в остервенение. Ибо посягают на святое и главное. Ведь уничтожьте мат и порнографию и заставьте гениев учиться живописи и литературе – исчезнет современное «искусство». Быстро и почти без следа. А те следы, что останутся, нужно будет просто посыпать хлоркой и протереть шваброй. Вот, наконец, это и происходит.

Ну а теперь, специально для Резника, Быкова-Зильбертруда и Кеосаяна о «матерящихся классиках». О Пушкине, у которого «мат». Первое, о чем следовало бы сказать, что не возвышаться до классиков, а унижать до себя, равняться с ними не в гениальности, а в пороках – это метод всех деятелей современного искусства, хотя тот же Пушкин еще говорил всем Ерофеевым «он (гений) и мерзок не так, как вы – иначе». А второе – факты. По пунктам.

- Почти все, что считается у Пушкина «непристойным» – это т.н. «лицейская лирика» (но знаменит он не ей). Кроме того, в академическом собрании сочинений Пушкина, где эта лирика есть, все нецензурные слова заменены отточиями. Если же это применить к Сорокину, останется азбука Морзе.

- У 97% лицейских стихотворений отсутствует автограф.

- Сам Пушкин, редактируя лицейскую лирику, решил не публиковать большую часть стихотворений (из 51 стихотворения отказался публиковать 34, даже отредактировав).

- При жизни Пушкина ни одно из этих стихотворений опубликовано не было, а все они появились в печати не раньше начала 1860-х годов и то за границей (в Лондоне и Берлине).

- «Гаврилиада» (весьма вольная с церковной точки зрения) впервые опубликована в Лондоне в 1861 году, а в России – только в 1908 году с соответствующим предисловием. «Царь Никита и сорок его дочерей» - в почти полном виде только в приложении к четвертому ефремовскому изданию Пушкина 1903 года и напечатана была «в самом ограниченном количестве экземпляров». В полном же – только в академическом собрании 40-х годов ХХ века (через сто с лишним лет).

- «Тень Баркова» приписывается Пушкину, но никто еще не доказал, что это Пушкин и поэтому она никогда не публиковалась в его собраниях. Кроме того, и Барков не публиковался около 150 лет, а ходил в рукописном виде, вследствие чего оброс таким количеством читательской отсебятины, что определить подлинность в наши дни невозможно. Таким образом, еще раз необходимо повторить – «матерщина» Пушкина – ложь и сегодня себе в союзники вышеназванная публика покойного поэта тянет специально.

Итак, все-таки приходит время, когда государство осознало опасность подворотенной субкультуры, социальную опасность маргиналов, что были назначены «писателями», «художниками», «режиссерами». Еще раз необходимо повторить – речь не идет о цензуре, речь идет о культуре. О ее возвращении. Мат невозможно победить, его напо просто вытеснить на свое исконное место. Со страниц книг, из фильмов, с театральных сцен на стены сортиров, подъездов, в подворотни. И пусть он остается там. И пусть именно туда идут за ним апологеты «современного искусства» и «литературы».

Tags: законы
Subscribe
promo slavikap may 14, 2015 15:49 6
Buy for 50 tokens
Предлагаю разместить рекламу Вашего поста в этом промо-блоке, чтобы ее смогли увидеть 10 000 уникальных пользователей сети Интернет в течение суток. Сделаю репост за 50 жетонов. Без политики, эротики и т.д.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments