Слава (slavikap) wrote,
Слава
slavikap

Париж. Начало

Оригинал взят у porosolka_balt в Париж. Начало
Париж — единственный в мире город,
где можно отлично проводить время,
ничем, по существу, не занимаясь.
Э. М. Ремарк

Этот город стоит мессы, как утверждал король Генрих IV; в этом городе хочется жить и умереть, как восклицал Владимир Маяковский; этот город - "праздник, который всегда с тобой"; если бы этого города не существовало, его следовало бы выдумать, как заметил кто-то, перефразировав знаменитое изречение Вольтера. Этот город - Париж.



Для меня этот город - не просто точно на карте. Это то место, где я чувствую себя как рыба в воде. Мне здесь хорошо и комфортно. Я влюбилась в Париж с первого взгляда. Я до сих пор отчетливо, шаг за шагом, помню свое знакомство с этим городом, несмотря на то что прошло уже достаточное количество времени. После этого было много городов, много стран, но Париж прочно поселился в моем сердце. Я жила с мечтой вернуться сюда, чтобы снова побродить по этим улочкам, чтобы вспомнить все то, что связывает меня с этим местом. Хотела вернуться, чтобы сказать "спасибо" за то, что он подарил мне встречу с потрясающими людьми. И я знала, что однажды я вернусь сюда. Обязательно вернусь. Буду бродить по Парижу, держа за руку Любимого мужчину, показывая ему свои самые любимые места. Была уверена в том, что мы обязательно посидим на одной из лавочек на моей любимой площади Вогезов, будем смотреть на город с высоты Эйфелевой башни, а по утрам уплетать свежие круассаны на завтрак, которые тут божественно хороши. Видимо, я очень сильно этого хотела, раз Мироздание решило смилостивиться надо мной и подарить мне неделю в Париже. Неделю в городе, который пропитан насквозь романтикой и любовью, в котором просто невозможно о чем-то грустить или сожалеть. Только здесь понимаешь, до чего же хороша Жизнь.



О Париже сказано все, как о любви сказано все, что можно сказать. И в Париж приезжаешь, словно возвращаешься к старой любви. Даже тот, кто окажется здесь впервые, почувствует, что он уже был здесь когда-то. В других городах ощущаешь себя пришельцем, гостем, паломником, туристом; в Копенгагене, волшебном городе, чувствуешь себя туристом; во Флоренции чувствуешь себя гостем. В Венецию приезжаешь, чтобы увидеть Пьяцетту в вечерней мгле, зыбкие воды и тусклые отблески дальних огней, и почти невидимую в темноте громаду Святой Марии, чтобы проплыть, отдавая дань неизбежному ритуалу, по ночным водам в черной лакированной гондоле, вспомнить все, что было читано, слышано, увидено на экране когда-то, - и остаться гостем. В Чикаго, с его downtown, чья красота и величие превосходят воображение европейца, с огромным, как море, озером Мичиган, с молниями автострад, уносящихся к бесконечно далекому горизонту за сплошными, во всю стену стеклами ночного затемненного кафе на девяносто шестом этаже небоскреба Хенкок, - говорят, оттуда видно четыре штата, - в Чикаго, хоть ты и бываешь там чаще, чем в Москве, остаешься чужестранцем. И, покидая Венецию, покидая Чикаго, думаешь: когда-нибудь приеду снова. Простившись с Парижем, тотчас начинаешь скучать. Тосковать - по чему? Невозможно сказать. Да все по тому же: по мрачной башне Сен-Жермен-де-Пре на перекрестке искусств и литературы - carrefour des lettres et des arts, как кто-то назвал его, - с недавних пор здесь красуется «Площадь Сартра и Симоны де Бовуар», славная чета сиживала в кафе «Флор», в двух шагах отсюда. По набережным Левого берега, по шкафам, лоткам и стендам букинистов - кто только не рылся в них, - по Мосту искусств и Новому мосту, который на самом деле самый старый, ему без малого четыре века. В Париже мы все жили еще прежде, чем там оказались. Что это: свойство парижского воздуха или заслуга французской литературы?















Париж не меняется - по крайней мере, так утверждает молва, - и не потому ли, что этот город, как никакой другой, наделен способностью принять тебя как своего. Не зря он был назван столицей девятнадцатого века, и, в самом деле, можно лишь удивляться тому, что все в этом городе существует по сей день: и крутые крыши с мансардами, и дома без лифтов, и скрипучие лестницы, и окна до пола, наполовину забранные снаружи узорными решетками. Все так же течет Сена под мостом Мирабо, с которого некогда смотрел на воду поэт, дивясь тому, что все еще жив, и высоко вдали непременно Монмартр с с белеющей Сакре Кёр.







Здесь жизнь течет неспешно, никто никуда не бежит и не торопится. А иначе и нельзя. Невозможно на бегу почувствовать всю прелесть и очарование этого мегаполиса. Им нужно наслаждаться не спеша, проживая каждое мгновение, каждую минуту. Здесь нет места суете. Здесь забываешь обо всем, словно тебя прежнего никогда и не существовало. Все изменилось в тот миг, когда на горизонте замаячил Он. Так было, и так будет.




В первый день мы пошли к знаменитой Опера Гарнье, которая так любезно "приютила" в своих стенах Призрака оперы. Мы возвращались к ней снова и снова на протяжении всей этой недели, потому что это место обладает поистине волшебной энергетикой. Отсюда не хочется уходить, хочется сесть на ступеньки и созерцать, не произнося при этом ни слова, чтобы не разрушить очарование момента.














































На город постепенно спускаются весенние сумерки, полностью преображая его. Все вокруг искрится и сверкает. Чувствуешь себя словно гость на званном приеме, где все изысканны, где всё пропитано духом аристократизма и величия.








Tags: по странам и континентам
Subscribe
Buy for 60 tokens
Слабоумие и отвага порой движут людьми, глаза которых налиты местью. Эта поистине феерическая история произошла зимой. Горе-строителя прогнали сс.ными тряпками с объекта и он решил отомстить своему конкуренту. Забрался в чужой частный дом, а как потом оказалось он банально ошибся домом. Два…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment